Евгения Роговская: «Хрупкая девочка с сильным характером»

Беседу вела Лена Ленкова 

L.LENKOVA: Женя привет!

Е. Роговская: Привет!

L.LENKOVA: Как дела?… Погода, за окном, как говорится, шепчет. Солнечный, прекрасный день.

Е. Роговская: Ты знаешь, утром, выглянув в окно, я первым делом поймала себя на мысли: «Как же замечательно, что наш с тобой разговор перенёсся на такой чудесный день!»

L.LENKOVA: Погода благоволит!

Е. Роговская: Безусловно. Весна потихоньку вступает в свои права и это не может не радовать.

L.LENKOVA: Жень, смотри! Вот все мы, люди – это человеки настроения (последнюю фразу я произнесла по слогам, дабы придать ей нужный акцент). Только одни, создают его себе сами… В независимости от того, какая на улице погода, пробежало ли мимо десять чёрных котов и т.д. – они бодры, веселы, открыты миру. Другие – наоборот, черпают эту положительную энергию исключительно из вне. Ты к каким людям себя можешь отнести?

Е. Роговская: Однозначно, к первым. Помнишь, Алиса Бруновна Фрейндлих пела «У природы нет плохой погоды, каждая погода благодать»… И дождь может с собой принести невероятное вдохновение, и чёрные коты могут быть просто чёрными котами, бегающими вдогонку за упавшим листком…

На мир нужно смотреть позитивно. С благодарностью, с улыбкой встречать и провожать каждый день…

L.LENKOVA: А это уже другой мотив получается: «И улыбка, без сомненья, вдруг коснётся ваших глаз, и хорошее настроение не покинет больше вас»… Только начали разговор, а он вмиг стал каким-то музыкальным! И ведь неслучайно! Женечка, ты личность в нашем городе известная, не нуждающаяся в представлении…

Е. Роговская: А вдруг кто-то меня не знает, Лена?!

L.LENKOVA: Ты серьёзно?! Не думаю! … Все устали. Все соскучились. Все ждут лета, музыки, танцев, «BIG7», «Седьмой Линии», конечно же, «Палаток»… И тут, как ни крути, со всеми этими словами, ассоциируешься именно ТЫ.

Е. Роговская: Спасибо. Я и моя команда, мы тоже безумно соскучились, с невероятной жаждой до работы ждём заветной отмашки от нашего правительства и как только это ЧУДО, говорю без какого-либо пафоса, как только это ЧУДО произойдёт – двери наших заведений откроются и будут рады видеть каждого!

L.LENKOVA: Что ж, это всё обязательно с нами случится, всё вернётся на круги своя, а пока давай с тобой начнём с самого начала! С детства, со школьной скамьи, но с оглядкой на то, что к тебе пришло совсем недавно – на твоё ремесло – на рукоделие.

Е. Роговская: С удовольствием.

L.LENKOVA: Тогда ответь, в школе труд тебя интересовал или был проходящим таким предметом?

Е. Роговская: Интересовал. Более того, это был один из моих любимых предметов. Я даже помню учительницу, вернее, в ходе учёбы их было несколько, но одну я помню очень хорошо, с такой знаешь нежностью и трепетом. Звали её Инесса…

L.LENKOVA:Альбертовна. – молниеносно подхватила я. (Сразу хочу немножечко пояснить – мы с моей сегодняшней Героиней являемся однокашниками. Мы обе окончили Лиепайскую среднюю школу №7, с разницей в несколько лет. Думаю, что Женя не будет возражать, если я назову её – нашей любимой школой.)

Е. Роговская: Совершенно верно. Инесса Альбертовна Интерберга. Благодаря ей… Отчасти, благодаря ей, у меня возникло располагающее отношение к домоводству.

L.LENKOVA: Почему отчасти?

Е. Роговская: Потому что мне самой нравилось, к этому лежала моя душа и на её уроках я впитывала всю информацию как губка.

L.LENKOVA: Готовить, вязать, вышивать, шить… Это всё было тебе «по плечу»?

Е. Роговская: Не всё! Шитьё для меня было мучением! Я помню эти громоздкие ножные швейные машинки, стоявшие в подвальном помещении, где располагался класс домоводства и то, как я каждый раз с ужасом шла на урок, зная, что именно сегодня мы будем шить… Я любила вязать. Я любила вышивать. Я обожала плести, но только не шить!

L.LENKOVA: Почему?

Е. Роговская: Не могу однозначно ответить на твой вопрос, так как он для меня самой по сей день остаётся открытым. Объясню. Моя мама шьёт со школьной скамьи, шьёт всю жизнь. Она самоучка. Мама обшивала меня в трудные времена, когда не было возможности достать красивую одежду, она обшивала себя – делала и продолжает делать это с огромным удовольствием. (Призадумавшись, Женя продолжила) Её можно назвать коллекционером журнала мод «БУРДА».

L.LENKOVA: Моя мама тоже шила. Шила увлечённо, также меня обшивала: юбки, платья, брюки, даже курточки весенние были. У родителей дома лежит целая стопка  журналов «БУРДА»… Должна заменить, что время неумолимо движется вперёд, но актуальность номеров, там 90-х годов, остаётся неизменной.

Е. Роговская: Мода имеет цикличность. Она периодически возвращается.

L.LENKOVA: Согласна.

Е. Роговская: И вот при всём при этом, я не переняла у мамы страсть к шитью, а быть может всё ещё впереди. Быть может, судьба ещё сыграет со мной «злую» шутку и спустя годы я уже буду говорить по-другому: «Было время, когда я не любила шить, но всё изменилось…»

L.LENKOVA: Уверенным на сто процентов в жизни нельзя быть ни в чём… Пока был труд ты рукодельничала, а потом?

Е. Роговская: И потом, но уже это было свободным творчеством, когда над тобой не висит «дамокловым мячом» срок сдачи какого-то изделия. Ты вкладываешь душу, креативишь – ты наслаждаешься процессом сполна. У меня так было, когда в моду вошли фенечки из бисера. Это как раз 10-й-12-й класс. Я была, не знаю как в школе, не помню, но в своём дворе – я точно была МАСТЕРОМ. Я вышивала их не только для девочек, для моих подружек, но и для мальчиков… Эта работа была в радость, это был кайф – возможность сделать приятное для человека и, конечно, показать свои умения, похвастаться… А как же без этого?! Все мы, девочки, в какой-то степени, хвастушки, особенно в том юном возрасте и особенно перед мальчиками… Вышивая основной фон одним цветом, я тут же вышивала буквы другим… Тогда, может помнишь, особым спросом пользовались прямые, плотные фенечки с какими-то кличками, названиями и именами…

L.LENKOVA: Что-то такое припоминаю… Ты окончила школу. С ней, на тот момент, закончилось твоё рукоделие или же творчество о себе периодически напоминало?

Е. Роговская: Напоминало, но это было, поскольку постольку… В школе помимо творчества, я себя нашла в языках… Благодаря родителям, благодаря моей маме. В семь лет меня отдали на частные уроки английского языка, а по школьной программе иностранные языки появлялись лишь в пятом классе. И к тому моменту, когда начались первые уроки английского, у меня за спиной уже была достаточно приличная база знаний. Язык давался мне достаточно легко. Опять же и тут не обошлось без колоссального вклада со стороны учителей…

L.LENKOVA: Предположу, что сейчас последует: «НО одной я благодарна по сей день….»

Е. Роговская: Да, будет НО, ты права. Огромное спасибо, Галине Васильевне Курилович, которая заложила такой прочный фундамент и не то что знаний, а понимания английского языка. Можно выучить всё что угодно. На день, на месяц, на год и потом забыть, а вот понять и усвоить – это уже на всю жизнь.

L.LENKOVA: Галина Васильевна и у меня преподавала.

Е. Роговская: Учитель, как говориться «от Бога». Здоровья крепкого ей и долгих лет. Равно также как и Инессе Альбертовне.

L.LENKOVA: Присоединяюсь и обязательно отмечу их у себя в публикациях. Быть может, прочтут, вспомнят нас с тобой.

(Улыбаемся)

Е. Роговская: Продолжу… Где-то к концу 10-го класса, я совершенно случайно, услышала от старшеклассниц о лагере с языковым уклоном, находящемся в Литве. Мне стало интересно. Глаза загорелись и, узнав всю нужную информацию, я пришла к родителям и уверенно заявила «Хочу туда!». Поехала и мне так там понравилось, что я решила, после школы поступить в этот институт… Лагерь был при институте…

L.LENKOVA: Поступила?

Е. Роговская: Да, на факультет «Бизнес администрейшн».

L.LENKOVA: О какой профессии ты грезила?

Е. Роговская: В детстве, я была не оригинальна в своих желаниях, поэтому для тебя и для читателей нашего интервью не будет открытием, если я скажу, что мечтала стать воспитателем в детском саду.

L.LENKOVA: Действительно, не соригинальничила!

 Е. Роговская: Если, конечно, не считать того, что мои мечты были мотивированы. Глядя на свою родную тётю, которая как раз работала воспитательницей и, будучи постарше я частенько заходя к ней в гости, помогая ей с маленькими детками, влюблялась и всецело погружалась в эту благородную профессию. Это были грёзы юности. Немножечко повзрослев, я уже понимала грядущие перспективы быть задействованной в бизнесе своих родителей, хотя прямых разговоров о том, чтобы я стала преемницей не было. Родители всегда давали мне свободу выбора, уважали и считались с моим мнением и никогда шоры передо мной не ставили. Спасибо им за это.

L.LENKOVA: Жень, ты рассказываешь, а у меня возникает ощущение твоей абсолютной взрослости уже в каком-то подростковом возрасте…

Е. Роговская: Я была всегда самостоятельным ребёнком. Конечно, мама была рядом. Где-то способствовала моей усидчивости, где-то наставляла, подбадривала меня: «Женя, всё получится!», «Женя, надо начатое дело всегда доводить до конца!»…  Сейчас, смотря на себя ту, как бы со стороны, мне кажется, что лет до 25-ти я ещё была маминым и папиным ребёнком, под каким-то крылом находилась… Парадокс.

L.LENKOVA: Так кем же ты хотела стать, учась в институте?

Е. Роговская: Мне нравился гостиничный бизнес. Я себя представляла менеджером отеля, встречающим в холле гостей, помогающим им расселиться по номерам. Но по окончанию института, я сначала пошла работать в круинговую компанию – менеджером, а потом уже стала принимать посильное участие в бизнесах моего папы. Так в моей жизни появился «BIG7» и понеслось, закрутилось… Я действительно нашла себя и так уж совпало, что нашла я себя именно в бизнесе, принадлежащему моей семье…

L.LENKOVA: Давно что-то музыкального лейтмотива не проскальзывало между строк… Думаю, настал подходящий момент! Почему-то именно сейчас мне слышатся отголоски знаменитого хита «Aerosmith» – «Its my life» («Это моя жизнь»)…

Е. Роговская: Потрясающая группа, но если быть уж настолько откровенной, то моя любимая песня этой группы, с которой я иду по жизни – это, конечно же,  «I don’t wanna miss a thing» («Я не хочу пропустить ни мгновения»)

L.LENKOVA: Расскажи немного о своей работе в «BIG7».

Е. Роговская: В клубе в ночное время я работала администратором, а в дневное – занималась рекламой…

L.LENKOVA: Жень, с одной стороны, ты такая хрупкая, нежная, приятная девушка, с другой стороны ночная жизнь, неоднозначный контингент, не всегда адекватные люди – тяжелая работа.

Е. Роговская: Согласна, а лёгких работ, мне кажется, и нет. Самое главное, получать удовольствие. Жить тем, что ты делаешь, по крайней мере, пока ты находишься на своём непосредственном рабочем месте. «Не место красит человека, а человек место»…

L.LENKOVA: Людмила Добрыйвечер. «Королева бензоколонки»…

Е. Роговская: Добрая поучительная комедия… Для меня моя работа, несмотря на все трудности, была такой огромной отдушиной…

L.LENKOVA: В принципе, ты же получила то, к чему шла. Ты работала и работаешь с людьми, в сфере обслуживания.

Е. Роговская: Абсолютно. Конечно, ночная жизнь это отдельная история, которая закалила мой характер. Алкоголь. Кураж. «Море по колено». Какие-то конфликты. Разборки. Всё имело место. Надо было разруливать сложившиеся инциденты и это очень даже не просто, скажу я тебе. За нами же идёт клеймо – «Клиент всегда прав!» и даже, если гость еле-еле стоит на ногах, то ты, всё равно, обязан быть сдержанным, деликатным и дипломатичным. Алкоголь – это такой «друг», который порой способен самого тихого трезвого человека превратить в его Альтер эго… Ночная жизнь – это такая мощная «школа жизни», она тебя воспитывает. Благодаря ей я стала более терпимой, более терпеливой, научилась спокойнее реагировать на какие-то ситуации…

L.LENKOVA: И тут ты уходишь в декрет…

Е. Роговская: Да. Получилось так, что я ушла в декрет и вернулась, став не только мамой, но и управляющей нового места отдыха – ресторана «Седьмая линия». Давняя мечта моего папы наконец-таки осуществилась.

L.LENKOVA: Жень, у меня такой вопрос к тебе будет, скажи, вот если бы ни родители, ни папа, как ты думаешь, смогла ли бы ты себя реализовать в нашем городе?

Е. Роговская: Очень хороший вопрос и я на него отвечу утвердительно – думаю, что да. Я по натуре своей боец. Папа, конечно, сыграл немало важную роль в моей жизни, равно так же, как и мама, но всё же, если бы не моё стремление учиться, желание быть нужной, ничего бы этого не было.

L.LENKOVA: Хорошо. Ответ засчитан! (улыбнулась я) Всё бы ничего – «BIG7», «Седьмая линия», которая сразу же начала пользоваться популярностью, да?! (Женя одобрительно кивнула), но нагрянула пандемия и внесла свои коррективы, перевернув всё вверх тормашками.

Е. Роговская: Да, совершенно неожиданно это произошло. У нас у всех первое время был шок, какой-то невероятный испуг. Мы такое могли себе представить только в каком-то фильме ужасов.

L.LENKOVA: Первое время, да, был испуг, а потом… В какой момент ты занялась рукоделием?

Е. Роговская: В октябре прошлого года… Я такой человек, который не может сидеть без дела. Отнять у меня работу – равно – перекрыть кислород.

L.LENKOVA: Трудоголик?!

Е. Роговская: Ещё какой! И тут, когда у тебя появляется много свободного времени – становится не по себе. Ты ощущаешь свою ненужность – это страшно. А так как я время от времени что-то мастерила, то решила выложить эти работы в сеть и посмотреть, что же будет?! Лена, я была приятно удивлена! Мне стали писать девочки, положительно оценивать мою работу и интересоваться, можно ли эти изделия приобрести. Так я начала делать свои первые работы другим девочкам. Всем нравилось, девушки были довольны. Я принимала просьбы сделать ободочки даже от мужчин к празднику для своих любимых. И вот наступил декабрь, в преддверии Нового Года работа «потекла рекой». Все хотели быть неотразимыми в новогоднюю ночь.

L.LENKOVA: У тебя всё получалось или без «ложки дёгтя» не обошлось?

Е. Роговская: Поначалу абсолютно всё получалось. Всё шло легко и непринужденно, а потом на одном N-ном ободке, когда изделие было практически готово, я вдруг увидела еле заметный брак… По натуре своей я перфекционист и, конечно, не могла себе позволить отдать такой ободок девушке… Да, она могла и не заметить ничего, но я же уже знаю, что там есть изъян.

L.LENKOVA: О каком изъяне идёт речь?

Е. Роговская: О бугорке на ткани… Пришлось переделывать, а это, чтобы ты понимала, в общей сложности 14-тичасовой труд. Распорола. Текли слёзы, было и жалко, и я корила себя за то, что допустила эту оплошность, но в тоже время и благодарила себя за то, что вовремя заметила брак. Переделала. Отдала. Человек остался доволен, а мой труд был вознаграждён – спокойной совестью, лёгким сердцем и чистой душой…  Прошло время и мне захотелось попробовать что-то новое. Амбиции ещё никто не отменял. Я придумала дизайн, но что-то пошло не так: то ткань не ложилась как надо, то поролон не клеился. Вот тут уже начались нешуточные психи. «Всё! Я больше не буду этим заниматься!» – кричала я, складывая все бусинки, ткань и подручные материалы в коробку.

L.LENKOVA: Кто остановил?

Е. Роговская: Сама как-то успокоилась, позже спросила совет у мамы… Она уравновешеннее меня… И дело пошло!

L.LENKOVA: Жень, а как ты относишься к критике, к советам в свой адрес?

Е. Роговская: К советам отношусь положительно! Критику, но только конструктивную, хорошо воспринимаю. Мне приятно, что кто-то интересуется моим делом и по существу помогает советом.

L.LENKOVA: Твой источник вдохновения.

Е. Роговская: Люди… Каждая минутка, уделённая мне в ответ, это бесценная награда. Меня вдохновляют восторженные глаза моих клиенток…

L.LENKOVA: «Идеальная музыка – это тишина» – сказал Стинг. Согласна с ним?

Е. Роговская: Безусловно.

L.LENKOVA: Поговорим немного о семье! Понятно, что родные поддерживают тебя в твоей основной работе, а в творчестве?

Е. Роговская: И в творчестве! Честно говоря, меня удивил мой муж, приятно удивил. Я думала занятие украшениями, это больше для девочек и мальчики такие вещи ни то, что не понимают, они их не воспринимают. Ошибалась. Мой муж меня всецело поддержал и поддерживает до сих пор. Ему нравится то, чем я занимаюсь.

L.LENKOVA: Минуты страха, в твоём нынешнем состоянии – в состоянии творчества, тебя посещают?

Е. Роговская: Самый мой главный страх на сегодняшний день… (думает) Меня пугает то, что когда я смогу вернуться к своей основной работе, у меня не будет хватать времени для рукоделия. Я очень этого боюсь.

L.LENKOVA: Думаю, ты обязательно что-нибудь придумаешь. Главное иметь желание, а оно у тебя есть!

Е. Роговская: Надеюсь на это.

L.LENKOVA: В чём заключается смысл твоей жизни?

Е. Роговская: За последние годы моя система координат немножечко видоизменилась и сейчас смыслом жизни является самый главный мужчина в моей семье – мой сын… Мои любимые родители, которым я благодарна и признательна за всё. Мой муж, за которым я, действительно, как за каменной стеной… И ещё смысл жизни, как мне кажется, любого человека – он в любви. Как поёт Валерий Меладзе: «И никакого нет смысла в жизни, кроме, И никакого нет смысла в жизни кроме ЛЮБВИ»…

 

 

Теперь ИнфоЛиепая есть и в Телеграм! Подписывайтесь, и следите за актуальными новостями Латвии и Лиепаи на нашем канале Infoliepaja.lv

Если и вы что-то нашли или потеряли, или стали свидетелем необычной ситуации, а может просто хотите поделиться с окружающими важной и полезной информацией, пишите нам на E-mail: redakcija@infoliepaja.lv.

 

Последние новости

0 0 Оценки
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
0
Хотелось бы услышать ваши мысли, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.