Максим Битюков: «Я за жизнь»

Беседу вела Лена Ленкова 

L.LENKOVA: Здравствуйте! С прошедшим праздником Вас!

М. Битюков: Здравствуйте! Спасибо!

L.LENKOVA: Максим, спасибо Вам большое за то, что согласились на этот разговор. Согласились стать  моим Героем… (выдержав небольшую паузу, я сочла уместным добавить) Знаете, перефразируя фразу Кати Тихомировой, из одной культовой советской картины, скажу: «Как же долго я Вас ждала!» А ждала я Вас ни много ни мало четыре месяца, и наконец-то у нас получилось созвониться.

М. Битюков: Работа, дом, семья, дети… Сами понимаете…

L.LENKOVA: Понимаю прекрасно, поэтому и говорю, вернее, благодарю, что нашли время для нашей беседы… Готовясь к интервью с Вами, я была удивлена, Вы не так-то часто даёте интервью…

М. Битюков: Так не все такие терпеливые, как Вы, Лена. Устают ждать, видимо, –  улыбнувшись, со смехом, предположил актёр.

L.LENKOVA: Мне повезло, дождалась! – резюмировала я. Максим, первые вопросы, с которых я обычно начинаю разговор, связаны с моей страной. Бывали в Латвии?

М. Битюков: Да, был в 96-м году. Меня, тогда как молодого актёра новосибирского театра премировали поездкой в Юрмалу. Отправили в так называемый международный «воркшоп».

L.LENKOVA: Премировали за роль? – предположила я.

М. Битюков: Совершенно верно. За роль Васи Листикова в спектакле «Моё загляденье» по пьесе Алексея Арбузова.

L.LENKOVA: Чудесный персонаж! Пьеса невероятной глубины… Знаете, я вот сейчас Вас представила на сцене в тех предлагаемых драматургом обстоятельствах и действительно, роль как будто бы была «сшита» именно на Вас… (в ответ последовала лишь лёгкая улыбка и после незначительной паузы, я продолжила) «Воркшоп» – это что-то вроде тренинга?

М. Битюков: Это был такой, своего рода, слёт. Артисты собирались, свободно взаимодействовали друг с другом, делились опытом, приобретали полезное общение, культурно обогащались, отдыхали, набирались сил… А годы-то тогда были, не простые. Меня премировали, отправили, при этом денег ни копейки не дали, но чётко декларировали: «Кормить будут!» Я поехал. Приехал. Меня поселили в дом отдыха для журналистов. В Юрмале мы, молодые артисты, пересекались с нашими великими актёрами и режиссёрами не только за трапезой, но и на увлекательных занятиях. Олег Басилашвили, Роман Козак, Евгений Лебедев.

L.LENKOVA: Вы серьёзно?! (Максим утвердительно кивнул) Это же какой-то просто невероятный подарок судьбы случился с Вами! Великолепнейший актёр Евгений Алексеевич Лебедев. «Гапуся, тридцать пять лет тебе говорю: «Не спеши!»

М. Битюков: Да, да, да! «Свадьба в Малиновке»

L.LENKOVA: И это только роль деда Нечипора чего стоит, а были ещё «Два капитана», «Неоконченная повесть»… Перечислять и перечислять… Козак Роман Ефимович, прекрасный театральный режиссёр. Если я не ошибаюсь, в те годы он поставил в нашем Рижском театре русской драмы имени Михаила Чехова ни один спектакль. Ну и об Олеге Валерьяновиче, что уж говорить: «Дни Турбиных», «Служебный роман», «Осенний марафон», «О бедном гусаре замолвите слово», «Вокзал для двоих»…

М. Битюков: Забавно я провёл время. Мы ездили в Ригу, гуляли. Даже ходили в какой-то театр смотреть постановку по пьесе Ибсена на латышском языке. Интересно было, пусть ты и не понимаешь язык, но всё равно тебя держит эта атмосфера. Впечатления остались самые тёплые.

L.LENKOVA: Не могу не задать вопрос: о моём городе, о Лиепае что-нибудь слышали?

М. Битюков:  Что такой город есть, я слышал, но вот побывать довелось только в Юрмале и в Риге, и то, в рамках той поездки.

L.LENKOVA: Максим «талант» в Вашем понимании это…

М. Битюков: Мне кажется, это такой дар Божий. Изначально ведь всё даётся нам свыше, а потом уже мы сами выбираем путь, тот направляющий вектор, по которому будем идти, используя способности по назначению. История кинематографа знает много талантливых людей – выдающихся артистов, реализовавших себя в профессии на двести процентов, но в жизни у них, увы, всё как-то не совсем удачно складывалось… Талант – это созидательный дар, а не разрушающий. Отдаваться искусству без остатка?! Во имя чего?! Да и ради чего?! Я считаю, что всё созидательное должно идти во блага именно той настоящей жизни человека. Во блага семьи, детей, близких.

L.LENKOVA:  Вы придерживались такой позиции всегда?

М. Битюков: Знаете, нет. Я пересмотрел своё отношение к этому ко всему… Даже, я бы сказал, поменял его радикально, после того, как покинул театр и приехал из Новосибирска в Москву. И как раз таки в этот самый момент для меня произошло много открытий, далёких от искусства. Я вдруг осознал, что всё это время шёл по ложному следу. Меня словно осенило. Пришло понимание того, что настоящая, реальная жизнь для меня значительно важнее профессии.

L.LENKOVA:  Но несмотря на это в Вас гармонично сочетаются два человека: Максим Битюков семьянин, многодетный папа и Максим Битюков замечательный актёр. 

М. Битюков: Спасибо. Приоритеты расставил правильно… Расставляю… Стараюсь расставлять. (улыбается)

L.LENKOVA: По театру скучаете?

М. Битюков: По самой организации как таковой – нет. Сыграть спектакль, поучаствовать в каком-то театральном проекте, я бы, конечно, с удовольствием. Был бы только рад, но в то же время снова попасть в театр, служить в нём, я бы не хотел.

L.LENKOVA: Почему?

М. Битюков: Причина проста. Как мне кажется, служение театру – это какая-то слепая вера. Люди неистово преданные этому «храму искусства», кладут годы, десятилетия, но потом зачастую обманываются. Прискорбно.

L.LENKOVA: Как у Грибоедова «Служить бы рад, прислуживаться тошно»?!

М. Битюков: Понимаете, это же всё из разряда миражей. Сам корень искусства – это искушение. Человека искушают, а потом бросают, образно говоря, у «разбитого корыта». Я так это вижу! Это лично моё мнение! Я за жизнь!

L.LENKOVA: Максим, представим, что перед Вами лежит книга «Судьба Максима Битюкова». Давайте мысленно откроем её с конца. Форзац. Перелистываем страницу. Содержание. Сколько там глав и как они называются?

М. Битюков: Детство. Отрочество. Юность. Зрелая жизнь. Каждая глава служит каким-то опытом. Несёт в себе, как сотворение ошибок, так и этапы их исправления… На мой взгляд, вся жизнь человеческая состоит из этих самых ошибок, а потом наступает время работы над их исправлением.

L.LENKOVA: Ещё со школьной скамьи мы помним некое наставление Александра Сергеевича Пушкина «О сколько нам открытий чудных готовят просвещения дух, и опыт, сын ошибок трудных, и гений, парадоксов друг, и случай, бог изобретатель…»

М. Битюков: За жизнь, можно столько всего нехорошего сделать, это дело не хитрое. Ошибки, они же копятся и копятся, наслаиваются друг на друга. Жизнь, она такая интересная в плане исправления себя. Никогда не поздно меняться. Многие кладут жизнь, чтобы исправить других, а тут непочатый край работы над самим собой! Знаете, когда вокруг всё плохо, нужно найти в себе, именно в себе, какие-то ресурсы, что-то хорошее и тогда, мне кажется, всё начнёт меняться в лучшую сторону. Начинать надо с себя! Свои минусы – понимать! Свои ошибки – знать. Непаханое поле ещё то получается!

L.LENKOVA: Согласна, начинать надо прежде всего с себя и не завтра, а именно сегодня, сейчас. Откладывая что-то на потом, мы увеличиваем срок бездействия…

М. Битюков: Абсолютно.

L.LENKOVA: Вернёмся к книге! Какой жанр у неё будет?

М. Битюков: Жанр?! Надо подумать. Поразмышлять. Комических каких-то ситуаций было достаточно, хотя, почему было, и сейчас комедия как-то не торопится уходить из моей жизни. Фарс присутствует. Драма тоже бывает… Я честно, так не могу определить. Бог миловал, мне везло как-то в жизни…

L.LENKOVA: И слава Богу!

М. Битюков: Действительно, слава Богу! Как-то всё хорошо было, а если вспоминать сейчас что-то плохое…

L.LENKOVA: Нет, нет! Не надо вспоминать! Ни к чему это! Да и незачем! Вспоминать нужно только хорошее.

М. Битюков: Вы правы… Пусть будет комедия. Лёгкая, добрая, душевная комедия.

L.LENKOVA: Отлично. Максим, скажите, внутри Вас живёт кто? Ребёнок, подросток или уже достаточно зрелый мужчина?

М. Битюков: Я хочу вырасти, а если я хочу вырасти, значит, во мне живёт подросток. Зрелости как такой во мне ещё точно нет!

L.LENKOVA: А как почувствовать это? «Хоп! И ты стал зрелым!» Какая черта характера должна появиться или же стать ярко выраженной? 

М. Битюков: Должна сформироваться какая-то устойчивая основа. Некая основательность, которую я ещё пока за собой не замечаю. Я стремлюсь к этому, я на пути к своей осознанной основательности. На сегодняшний день я немного суетлив… Слава Богу, что судьба подарила мне жену, детей. Семью. То место, где я могу удалять из себя инфантильные проявления… Но всё равно я чувствую, что где-то в глубине души я ещё ребёнок. Наверное, это не очень хорошо…

L.LENKOVA: В чём заключается Ваша сила и в чём проявляется Ваша слабость?

М. Битюков: Сохранение семьи – в этом моя сила. Отпущу, не сохраню, и это уже будет моей слабостью. (думает) Сила отражается в стремлении быть сильным, а слабость проявляется в непостоянстве. Хочется быть верным самому себе, устойчивым к своим слабостям. Я пока не устойчив.

L.LENKOVA: Слушаю Вас и понять не могу, Вы решительная или всё же сомневающаяся натура?!

М. Битюков: Решительная, но порой сомневающаяся… (задумался) Недавно мне задали вопрос про мой дом. Я так вспоминаю… Дом стоял в бурьяне без окон, без дверей. Прошло несколько лет, и дом стал непригодным для жилья. Так видимо и человек! Жизнь человеческая – это такой путь, который надо пройти, построив себя. И идти по нему надо до последнего вздоха. И в 96 лет можно изменить свой путь кардинально, задав жизни правильный вектор.

L.LENKOVA: У нас такой философский разговор получается… Каждый день, каждый час, любому возрасту подвластны изменения. Нет такого, что, к примеру, в 80 тебя могут списать в утиль. Нет! Если, конечно, ты сам себя туда не спишешь.

М. Битюков: Согласен. Я в пути, поэтому и сомневаюсь. Хочу быть лучше – да. Хочу не сомневаться – да. Хочу твёрдо, уверенно знать чего я хочу.

L.LENKOVA: В омут с головой часто бросаетесь?

М. Битюков: Может такое произойти, если я вижу в этом необходимость, если того потребует ситуация, а так, чтобы прям часто это было – такого нет.

L.LENKOVA: Самоедство, Вам свойственно?

М. Битюков: Да, я частенько им злоупотребляю. (улыбается) Иногда рефлексирую по каким-то ситуациям. Бывает, накручиваю себя, почём зря, но в последнее время я всё же стараюсь вытеснить из себя этого «раба» собственных мыслей.

L.LENKOVA: Внутренний голос помогает в этой борьбе?

М. Битюков: Вот! Вот к чему надо прийти! Надо научиться слушать первоначальный свой внутренний голос. Чувствовать его. Советовать могут многое, но порой лишь прислушавшись к себе, мы видим истину. К сожалению, человек, по большому счёту – существо ведомое…

L.LENKOVA: Мы заложники социума, общественного порицания.

М. Битюков: Не нужно загонять себя в рамки, а успокоиться и разобраться, разложить всё по полочкам. Иногда чувствуешь, что в тебе есть эта маленькая правильная искорка, но потом сомнения берут верх и они её постепенно задувают, задувают и задувают. Выход – гармонично соединять свой внутренний голос с голосом из вне.

L.LENKOVA: Техника – брать и давать. Вам, что больше по душе?

М. Битюков: Конечно, отдавать. Это намного лучше, хотя в то же время и     тяжелее. Брать скучно.

L.LENKOVA: Уильям Гибсон в своей пьесе «Двое на качелях» говорит о любви, как о помощи. «Любить – значит ПОМОГАТЬ». А что для Вас значит «ЛЮБИТЬ»?

K/Ф “От ненависти до любви”

М. Битюков: Быть верным! «ЛЮБИТЬ – значит БЫТЬ ВЕРНЫМ» Если человек вдруг изменяет, и я сейчас говорю не о физической измене, нет. Если он изменяет самому чувству – чувству ЛЮБВИ – тогда это страшно… Любовь, я считаю это дар, такой же дар Божий, как и талант. Поэтому если вдруг, однажды… Это что-то такое непростительное… Непростительное, в первую очередь, по отношению к самому себе. Любовь даётся раз в жизни, и растоптать это чувство было бы просто кощунством каким-то.

L.LENKOVA: Максим, Вы сыграли одну из главных ролей в телевизионном сериале «От ненависти до любви». Как Вы думаете, от этой самой ненависти до любви и наоборот, сколько шагов?

М. Битюков: Любовь это большой труд. Воспитание себя. А ненависть – это даже не чувство, это уничтожение. Я говорю, с точки зрения, каких-то возвышенных материй, потому что считаю их важными. Замещение очень быстро происходит. «Люблю – Не люблю» «Люблю – Ненавижу» «Бог – Дьявол» Человек превращается в животное, а должно быть что-то незыблемое… Любовь это человеческое, а ненависть дьявольское какое-то начало. Когда человек твёрд, искренен в своих чувствах, никакой ненависти быть не может.

L.LENKOVA: Смотрите! Актёр из Новосибирска, приезжает в Москву и буквально сразу же покоряет «Олимп» кинематографа…

М. Битюков: Лена, постойте, я ничего не покорял! Мне просто безумно интересно. Сценическое и кинематографическое искусство оно такое разное. Полярное. В театре у меня были долгие репетиции, а в кино нет времени на раскачку, поиск. В кино всё происходит очень быстро. Стремглав.

L.LENKOVA: Максим, в Вашем послужном списке на сегодняшний день числятся работы у великих режиссёров современности, а Вы говорите, что ничего не покоряли. Никита Михалков «Солнечный удар», Карен Шахназаров «Анна Каренина. История Вронского», Сергей Урсуляк «Одесский пароход», «Ненастье»…

М. Битюков: Речь о другом. Я рад, что не было такого мгновенного взлёта. Сыграл роль и сразу же попал в «ТОП». Всё шло, идёт постепенно. И этот процесс настолько притягателен. Мне так интересно! Сразу всё не получается, объять необъятное тяжело и в этом, я считаю, заложена своя прелесть. Ты смакуешь каждый свой шаг. Когда постепенно, оно более осознанней.

“Калашников”

L.LENKOVA: По какой роли Вас чаще всего узнают?

М. Битюков: Даже не знаю. Вот, сыграл я на «НТВ» маньяка и прям куда не приду – «Ооо!» и пальцем показывают «Это же он!». Сейчас, слава Богу, «алкашей» дают! Зеков. Каких-то предателей. Честно скажу, грех жаловаться. У меня в фильмографии такое разнообразие от благообразных, добрых дядей до скатившихся, спившихся тёмных личностей. Уголовники, маньяки, алкаши – это же так интересно!

L.LENKOVA: Отрицательные персонажи они более колоритные. Диапазон размаха намного шире.

“Отрыв”

М. Битюков: Да тут всё равно! Положительный или отрицательный герой, неважно. Главное, уловить какую-то изюминку в персонаже. Конечно, безусловно, интереснее играть персонаж без такого видимого лоска. Это ответственней, сложнее. Камера ловит фальшь сразу.

L.LENKOVA: Говорят, когда роль у зрителя вызывает определенную эмоцию… любовь, гнев, ярость, умиление, негодование, злость… то, она особенно удалась актёру. Относительно меня Вам особенно удались две роли. Я сейчас говорю о картинах «Шифр» и «Закрытый сезон». Знаете, Ваш Вениамин Беляев… Я смотрела на него и не могла понять, ну почему же он такой? Почему не видит очевидных вещей? Бесхребетный, хотя порой пытается вылезти из образа подкаблучника. Сергей Воронец. Вроде бы и хороший, но с другой стороны, временами, абсолютно не предсказуемый в действиях. То он храбрый, то ведёт себя как трус.

М. Битюков: Это роли подарки. Это такие хорошие материалы, Вы так их замечательно процитировали. Ни дать ни взять, как говориться… В каждом человеке есть своя какая-то гниль. Она проявляет себя лишь в определенных обстоятельствах. Главное, преодолеть, справится, остаться человеком. Только вот как это сделать?!  Мне кажется, эти две истории: история Беляева и история Воронца как раз об этом.

L.LENKOVA: Любимая роль в кино.

“Тайны госпожи Кирсановой”

М. Битюков: «Тайны госпожи Кирсановой» очень хорошая работа, играл бы и играл. XIX век. Я такие исторические роли очень люблю. «Закрытый сезон». Звонцова Алёна такой сценарист, конечно, я преклоняюсь перед ней. Удивительные она темы ставит, сюжеты такие придумывает… Но признаться честно, Воронца, мне кажется, я не до конца там реализовался, процентов на двадцать.

L.LENKOVA: Приближаясь к завершению нашей беседы. Мне Вас надо, наконец-то, отпустить к детям! (В течение всей моей беседы с Максимом с трубки доносились отдалённые детские голоса, то и дело, подбегавшими с какими-то «серьёзными» вопросами к папе.) Максим, какой Вы папа?

М. Битюков: Мне вчера жена говорит: «Ты, то хороший папа, то, совсем плохой». А я даже сам не пойму, какой я?! Конечно, балую детей. Сильно.  Веду себя так, как будто я один из них! И в то же время, понимаю, что так нельзя, но поделать ничего с собой не могу. Они обезоруживают.  Добрый я папа!

L.LENKOVA: Что главное, на Ваш взгляд, в воспитании ребёнка?

М. Битюков: Конечно, строгость и, в первую очередь, строгость, требовательность к себе. Ребёнок же видит, смотрит на тебя, всё считывает и копирует. Ты встаешь, делаешь зарядку, и ребёнок будет вставать, и делать. Ты берешь лопату, снег расчищать и ребёнок свою лопатку возьмёт и будет тебе помогать. Его даже заставлять не придётся, просто приобщать. Он будет всё повторять. Надо начинать с себя, в себе воспитывать эту дисциплину, тогда и ребёнок будет стараться подражать, быть похожим на папу, если это мальчик, или быть похожей на маму, если девочка.

L.LENKOVA: Максим, спасибо большое за интервью, было очень интересно с Вами пообщаться. Напоследок скажите пару слов для наших читателей!

М. Битюков: Всегда находите в себе силы преодолевать невзгоды в трудных ситуациях. Света, добра, поменьше злобы.

 

Теперь ИнфоЛиепая есть и в Телеграм! Подписывайтесь, и следите за актуальными новостями Латвии и Лиепаи на нашем канале Infoliepaja.lv

Если и вы что-то нашли или потеряли, или стали свидетелем необычной ситуации, а может просто хотите поделиться с окружающими важной и полезной информацией, пишите нам на E-mail: redakcija@infoliepaja.lv.

 

Последние новости

0 0 Оценки
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
0
Хотелось бы услышать ваши мысли, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.