Ирина Тире: «Мне рано жить воспоминаниями…»

Ирина Тире – художница, литограф, фотохудожница, член Лиепайской фотостудии FOTAST (с 1978 года), участница выставок престижных фотосалонов, конкурсов и международных выставок, мастер АФИАП. Работы Ирины Тире находятся в коллекции балтийского искусства в США. Художница отмечена высокими наградами на международных выставках в Австралии, Бельгии, Польше, Турции, Эстонии и других государств.

Как я чуть не помешала директору типографии «доработать до пенсии» или почему мы долгое время молчали о «своей истории»…

– После окончания художественного училища я стала работать в типографии, пошла по стопам отца. В типографии тогда ещё применялся метод печати – литографии, который просуществовал до 70-х годов прошлого столетия.

Литография – это когда рисунок специальной жирной тушью наносится на камень, затем химическая обработка, и только после этого можно делать оттиски. Сегодня литография используется только художниками.

– Вот таким, «почти магическим способом» печатались и афиши, и плакаты, и этикетки. В типографии работали настоящие мастера своего дела, высокопрофессиональные специалисты. Мой отец начал писать историю полиграфии в нашем городе, а я решила продолжить.

Когда типографии в Лиепае исполнилось 160 лет, я подумала: «Самое время заявить о нас погромче, во весь голос…» Но директор остудил мой пыл: «Этой своей историей ты можешь делиться с пенсионерами на праздничном вечере, а мне дай спокойно доработать до пенсии…» Мне ничего не оставалось, как оставить «свою историческую затею».

Но время всё расставило по своим местам, и я всё же смогла написать историю типографии. Дело в том, что основателем нашей типографии в 1824 году был немец, и те, кто продолжил его дело, тоже были немцы. Это были Белые, или Балтийские, немцы. Как и мой дед – врач Хейнрих Николай Мей. Дедушка, как в своё время и его предок Горбант, уехал из Латвии, чтобы получить образование в Германии. И вот, став дипломированным специалистом высокого класса и получив награды за свой труд, он изъявил желание «работать у себя на родине»! И по возвращению Горбант – в течение 50 лет! – проработал врачом в городе.

Балтийские немцы – это «не крестоносцы, которые пришли в Латвию с огнем и мечом». Это люди, которые здесь осели, это их дети, внуки, правнуки. У них, в отличие от коренного населения, были средства и перспектива получить образование в Германии или за границей. Но Латвия стала для них родной и близкой страной. Здесь они пускали корни.

Чтобы соединить сердца двух влюбленных, и родилась Ирина – навстречу друг другу шли люди. По меркам Вселенной – это мгновения, а на земле прошли годы и даже века

– Много лет назад в Лиепае жил и трудился Хейнрих Николай Мей – отец моей мамы. В Лиепае есть журналист, коллекционирующий «свидетельства времени». Представьте себе, ему отовсюду, даже со свалок, приносят интересные книги и другие печати. Так к нему попал лиепайский немецкий календарь «Либауше Календер» выпуска 1904 года. Журналист передал его моей знакомой переводчице. Когда она переводила тексты, напечатанные в календаре, о жизни Лиепаи, она позвонила мне и сказала, что в календаре есть рукописные страницы, там Элизабета Мей пишет о своих родственниках».

Это была моя бабушка. Она писала про моего дедушку Хейнриха Мея. Он работал врачом в пожарной части, и во время Первой Мировой войны, его отправили на границу с Японией. Бабушка пишет так же и о том, как его провожают из депо, как продолжается работа, где и что горит. Она шлёт ему письма, книги, молится о нём и воспитывает сына, родившегося в 1904 году.

Обо всём этом мне поведал старый Лиепайский календарь, который был выброшен на свалку и каким-то волшебным образом возвратился ко мне через 100 лет, чтобы дополнить рассказы моей мамы. Разве это не чудо! Какое сплетение времени, какое необычайное пересечение культур! Мой дедушка Хейнрих Мей был очень прогрессивным и гуманным человеком. Его возмутила агрессия Германии, он принял православие и его крестили как Николая. Он ходил в православную церковь на улице Бариню в Лиепае.

Я иногда бываю в этой церкви, и мне представляется моя бабушка, которая пела в хоре православной церкви, с тех пор мне нравится православное пение. Это не сказка – это правда жизни!

А в это время на востоке нашей маленькой страны, в Латгалии, в сердце края голубых озёр – в красавице Краславе, мой второй дедушка Карл Тирс (Тирс от слова «тиир», т.е. это слово из немецкого языка. Прим. автора.) решает поехать в Москву, чтобы учиться на железнодорожника. Спустя годы он становится начальником железнодорожного вокзала. Во время учёбы дедушка женится на моей бабушке Александре, 1904 году у них рождается сын Борис, мой отец. Дедушку как государственного чиновника направляют в Беларусь, где он руководит железнодорожными вокзалами в Минске, Витебске. По прошествии времени его направляют в Лиепаю руководителем железнодорожного вокзала.

В 1922 мой отец Борис, как и брат моей мамы – Владимир, были призваны в Латвийскую армию. По воле случая они повстречались. Два абсолютно разных человека – слесарь и провизор, но это не мешало им дружить и общаться. Мой отец стал приходить в гости к своему другу на улицу Републикас, где жила семья дедушки Хейнриха Николая Мея. Там он и познакомился с моей мамой. Когда мама уже училась в Вене, а папа с друзьями работал в Аргентине, между ними завязалась переписка. Она продолжалась три года.

У меня до сих пор хранятся эти открытки с видами Аргентины, на которых папа простым карандашом писал трогательные послания моей маме, и уговаривал её приехать к нему, а она не соглашалась – из-за аргентинской жары. И тогда папа всё-таки решается сделать предложение маме, но это было уже здесь, в Лиепае. Несмотря на то, что папин отец был начальником железнодорожной станции, а мамина семья жила более чем скромно, папа стеснялся сделать предложение дочери врача. Но это всё-таки случилось.

И судьба замкнула этот круг. Чтобы соединить сердца двух влюбленных, и родилась Ирина, ее сестра и брат – навстречу друг другу шли люди. По меркам Вселенной – это мгновения, а на земле прошли годы и даже века.

Моя мама основала в Лиепайской художественной школе отдел по «Моделированию и шитью одежды», а мой дедушка оказал «неоценимую услугу моей маме, написав в паспорте, что она русская…»

– Моя мама, окончив Венскую школу для девушек, научилась великолепно моделировать одежду, кроить и шить. Возвратившись в Латвию и выйдя замуж за папу, она в 1941 году в Художественной школе Лиепаи основала «отдел моделирования, кройки и шитья», которым руководила 30 лет.

Я очень горда тем, что мамино дело продолжается и до сих пор. Когда мама учила меня шить, она всегда говорила пословицу: «Мастер, я готов! Могу я начинать пороть?»

«Двум Богам служить нельзя»!.. Говорил мой учитель по живописи, но у меня всю жизнь несколько занятий!

– Пока моя сестра помогала моей маме по хозяйству, я рисовала, танцевала… Я мечтала стать балериной.

В 7 летней школе вместе с другими девочками мы выдумывали «гимнастические композиции» и выступали на школьных вечерах.

Меня заметила тренер по художественной гимнастике Аусма Лемане и предложила моей маме отдать меня на художественную гимнастику. Я бегала из школы на тренировку, старалась все успеть. Даже пробегая по длинным коридорам художественной школы, я отрабатывала прыжки … В 1952 году стала чемпионкой Лиепаи по художественной гимнастике.

И мне всегда хотелось «сохранить память и остановить мгновение»…

– К сожалению, были времена, когда слово «немец» приравнивалось к слову «фашист». И всё, что было связано с немцами, немецким языком или немецкой культурой, приходилось тщательно скрывать. Разговаривать на немецком языке мама могла только шёпотом и со своей мамой. Хотя я с детства знала немецкий, и так случилось, что постепенно забыла язык своих предков. И вот сегодня я снова учусь говорить на немецком языке, на котором мама мне порой пела, порой декламировала, но никогда не учила и даже не настаивала на этом.

С детства у меня было желание рисовать, а потом и фотографировать. Мне всегда хотелось сохранить память и «остановить мгновение»…

Когда я рисую или фотографирую старые дома, такие красивые, бывает порой грустно…

– Мне грустно, что больше нет многих старых домиков. Это же энергия прошлого, это – душа Лиепаи.

Когда я рисовала дом, который сносили и в котором больше 100 лет жили, любили, страдали и были счастливы люди, мне показалось, что это большой кит. Он был так беспомощен и так одинок… А люди копошились на его огромной спине и медленно разрушали. Я всегда удивляюсь: неужели архитекторы не могут решить вопрос о реставрации этих домов или хотя бы использовать фрагменты этого деревянного зодчества!?

Помню, как в 1953 году я рисовала вокзал, раскрытые окна, балкон –думала о семье отца, которая там жила. Через несколько лет на рисунке, обнаружила, нарисованный памятник Сталину со спины. Ни о каком вкладе в историю я даже и не думала, я просто рисовала! Мне это нравилось делать, сегодня я рада, что это интересно и другим.

10 лет назад увидел свет альбом «Лиепая в графике», в 2015 году издано дополненное издание. Это рисунки, графика, картины, которые Ирина Тире создавала долгие годы. На работах художницы – люди, город, архитектура и, конечно, душа.

«Перелистываю альбом с рисунками Ирины Тире и удивляюсь решимости и ответственности автора перед Лиепаей, лиепайчанами и Временем.

Художница ради своего удовольствия с помощью рисунков создала своего рода энциклопедию Лиепаи, поскольку изображённое на них охватывает облик города, по крайней мере, за три столетия. Здесь здания или сценки на улицах, сохранившие идиллические черты настроения XVII века. Совсем другой акцент звучит в колоколе Времени, когда смотришь серию рисунков индустриального периода.

Особый романтическо-ностальгический настрой появляется при просмотре вилл, построенных близ Приморского парка в конце ХIX и в начале XX века. Всё это – как будто памятники ушедшим поколениям лиепайчан», – так в небольшом предисловии к альбому сказал историк Гунар Силакактиньш.
Этот альбом стал третьей книгой Ирины Тире. Первой была «Услышать произнесённое» – сборник стихов Яны Эгле с фотоработами Ирины Тире, вторая- фотокнига ,,Взгляд’’, в которой фотографии сделанные на фотопленку.

Ирина всегда – с людьми, которые по достоинству оценивают талант художницы и, что немаловажно, помогают Ирине в её творчестве. Это и друзья, коллеги, а также, конечно, её сын – певец и продюсер Иго (Родриго Фоминс) внук – ресторатор и тоже уже известный фотограф Микус Фоминс и Иева Фомина, также внук, Давид Фоминс. Вдохновителем Ирины был и остается Алдис Клявиньш – художник, профессор Лиепайского Университета «По сути дела то, что делает Ирина, это дневник Лиепаи в снимках. Ее рисунки имеют и культурно-историческое значение, так как на них запечатлены места Лиепаи, которые со временем обрели совсем другой визуальный облик».

В 2007 году Ирина Тире была удостоена своей главной награды – Лиепайчанин года. Коллекция Ирины Тире несколько лет назад была представлена в Витебском художественном музее.

Папа предложил мне оформлять мои рисунки как фотографии в размере «10 на 15», чтобы их можно было вставлять в альбом. Из этого альбома получилась целая коллекция миниатюр. Некоторые из них я брала с собой на выставку в Витебск. Позже я стала рисовать картины размером побольше, но время от времени я снова возвращаюсь к миниатюре…

Витебск – город для меня знаковый. В нем жил и работал мой дедушка Карл Тирс. Не секрет, что витебская земля хранит много легенд и преданий. Здесь даже воздух пропитан творчеством и вдохновением. Уже при въезде в город чувствуется некий флёр и мистический аромат волшебных шагаловских творений. Витебск – город художников и музыкантов, и мне было очень важно побывать здесь и представить свои работы.

В показанной в Витебске коллекции, которая экспонировалась в течение месяца, были представлены черно-белые фотографии и графические листы, выполненные в разных жанрах: портрет, пейзаж и натюрморт.

Посетители в оставленных отзывах отметили особое впечатление, которое складывается при первом же взгляде на ее работы. Кажется, что это пастель или рисунок, хотя это фотографии, выполненные в традиционной технике. Романтизмом и душевной теплотой окутаны снимки, посвященные музыкантам. Это работы, сделанные на фоне лиепайских кованых решеток эпохи югендстиля. Архитектура – это застывшая музыка. В работах Ирины Тире звучит музыка души художницы и отдается многоголосием в сердцах зрителей, – такими были слова белорусских зрителей.

Автор статьи: Виктория Ионина

2017 год для Ирины Тире юбилейный. 80 лет со дня рождения… и почти 70 лет творческой деятельности.

К этому знаменательному событию Ирина приурочила цикл выставок посвященных ее творческим достижениям.

Откроет эти юбилейные мероприятия выставка «Рассказ Марьяны», которая состоится 20 апреля в 17.00. в Лиепайском музей истории и искусства.

Shadow
Slider
avatar
1009
  Подписаться  
Уведомление о

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.