Марио Яунберзс: “Бывает лето засушливым…”

Беседу вела Лена Ленкова

“То взлёт, то посадка,

То снег, то дожди

Сырая палатка и

И почты не жди.

Идёт молчаливо

В распадок рассвет.

Уходишь – “Счастливо!”

Приходишь – “Привет!”

Слова: Юрия Визбора

– Ох! Какой силой обладают эти незатейливые строчки – силой духа авантюризма, тягой к приключениям. Новые открытия, разгадки тайн матушки природы, и не вырваться, и нет пути назад… Единожды влюбившись в  бескрайние просторы необъятной Земли, остаёшься верным этому чувству до конца.

– Елена, хорошо подмечено! По-другому и не сказать. Геология, на самом деле, большая авантюра, одна из самых творческий профессий. Это состояние души. Это образ жизни, если хотите.

– Марио, Вам ли не знать! Вы геолог!

– Да, я геолог по специальности, поиск и разведка месторождений полезных ископаемых.

– Где получили такое образование?

– Я окончил геологический факультет Казанского государственного  университета.

– Выбрали именно геологию почему?

– Времена тогда были такие, более амбициозные, что ли. Мне, молодому человеку, море казалось по колено, хотелось ощутить весь мир под ногами. А выбрал это направление, путём отметания лишнего. Дело было так. Я взял список вузов для поступающих, оценить ситуацию, увидеть масштаб. Посмотреть какие профессии предлагают и, какие вообще существуют. Начал подчеркивать интересующие, таким образом, составил для себя личный список из тридцати возможных направлений. Потом стал изучать уже каждое направление, более подробно и отметать лишнее. Так я и остановился на факультете геологии. И потом, я же прожил 12-ть лет на Колыме, там вели добычу золота, все разговоры только об этом.

– Выбор, в принципе, был очевиден!

– Тогда казалось, что нужно мужчине для счастья? Ружьё, рыбалка, природа. Бродяжничать, да за это ещё и деньги получать!  В геологии, тогда очень хорошо платили, и обеспечение было на уровне. Вот Вам и очевидный выбор.

– Бродяжничать?

– А что Вас смущает?  Вести бродячий образ жизни. Чем не рай. Путешествуй, получай за это деньги, наслаждайся пейзажами, красотой. Романтика, да и только.

– Я бы сказала, не жизнь, а сказка!         

– А это действительно сказка и была. Это сейчас экономят, тогда не экономили, тогда на вертолёте можно было летать, сколько и куда хочешь. Заманивали бескрайние широты, необъятные  просторы.

– Перспективы рая?!

– Хорошо сказано, но рай существовал недолго.  1993 год. Сами знаете, какие события произошли. Я как раз вернулся в Латвию, хотя после учёбы по распределению мне предлагали город Мирный, поехать в Якутию, на знаменитую кимберлитовую трубку “Мир” – самый большой по объёму алмазный карьер в мире.

– Вы отказались?

– У меня было Латвийское гражданство, в процессе учёбы, я приезжал в Латвию, проходил практику в морской геологии. Здесь меня заметил и пригласил на работу начальник экспедиции, уже ныне покойный, Страуме. Получилось так, что когда я приехал, как раз всё разваливалось. Я устроился помощником бурильщика, полгода поработал, потом нашел работу в Лиепайской гидрографической службе “Latvijas Jūras administrācija” и проработал там 7 лет, составляя портовые карты, меряя глубины в порту. Работал старшим экспертом в охране среды до 2005 года. А потом начал рассуждать: «Люди ведь заказывают у других фирм услуги, консультации  в этой области. Государство устанавливает рамки, ограничения, свои требования и обязывает предприятия соблюдать эти предписания. В свою очередь, заказчикам нужна квалифицированная помощь для того, чтобы с наименьшими затратами получить разрешительную документацию на ведение загрязняющей деятельности».

– Обходить закон?

– Нет, что Вы?! Ни в коем разе. Мы все живём вместе, все дышим одним воздухом, хотим, чтобы он был по возможности, менее загрязнён. Но ведь без промышленности тоже нельзя!

– И Вы решили создать организацию, оказывающую помощь отраслевым компаниям.

– Да, я ушел из охраны среды. У меня были хорошие отношения с одной Рижской геологической фирмой, в которой я иногда подрабатывал, как гидрограф. Поговорив с ними, и всё взвесив, я взял у них в аренду буровую машину и начал выполнять заказы по бурению. Первый заказ у меня был в Вентспилсе по загрязнению. Потом был второй, третий заказ.

– И Вы один бурили?

– Да, поначалу я работал один, потом уже взял себе помощника. Всё же одному тяжеловато. В 2006 году получил свой первый большой заказ от «Aizputes ceļinieks» на разведку месторождений полезного ископаемого в Гробинском карьере. Этот заказ стал началом геологической сфере деятельности, до этого я занимался бурением на загрязнение по охране среды. Сделал работу, посчитал запасы и защитил эти запасы в Риге.

– Как находили заказчиков? Где с ними встречались?

– Первое время встречался с клиентами на заправках, офиса-то не было. А находить помогало так называемое «сарафанное радио». Объявления в газеты я  не давал. Также рижская фирма, у которой я арендовал оборудование, скидывали мне заказы, так как знали, что со мной приятно иметь дело и можно работать.

– Они были посредниками?

– Нет. Я был субподрядчик.

– Марио, скажите, что самое трудное было в начале независимого пути?

– Отсутствие команды. Вся ответственность лежала только на мне, и я не мог что-то кому-то делегировать, переложить часть своих дел. К примеру, приезжаешь на машине в Таллинн, а у неё ломается двигатель. Нужно разрываться. Ремонтировать машину надо? Надо! И заказ выполнять тоже надо. Очень трудно было. Опять же это всё занимает кучу времени, когда ты один в этом всём варишься. Наверное, правильнее было бы, сначала всё расписать на бумаге, всё подсчитать. Начать поиск компаньона, партнера…

– Составить бизнес-план …

– Да. И потом 2005 год, это, конечно, не 1993, но всё равно, тогда ещё никто толком не знал как надо, все шли по наитию, так, как чувствовали, ощущали. Почитал книги, статьи в газетах, посмотрел кино, передачи, собрал информацию. Встретились, поговорили. Давай?! Давай! Всё поехали! Мы сами умные! Сами знаем! Сейчас всё будет! Многие со мной согласятся. В те годы только так, в основном, бизнес и пытались создать. Неизвестно было, что из этого получится, но, не рискнув, не попробовав нельзя было получить ответа и узнать, как оно пойдёт или нет.

Shadow
Slider

– В этой составляющей и кроется авантюризм. Марио, а вот не было такого ощущения тяжести, что ли? Вы один. Работа тяжелая, то одно случится, то другое. Махнуть рукой. “Да, ё мо ё!” “Гори оно всё синем пламенем!” Не возникало такого желания?

– Нет, не возникало. Всегда же есть надежда. Да, плохо! Да, тяжело, но день прошел, заказ выполнил. Вроде всё позади, завтра новый день, новый заказ. Завтра будет уже полегче и получше. Надежда, она, придаёт тебе силы – идти вперёд без оглядки, верить только в лучшее, в то, что сейчас мелькнёт свет в конце тоннеля и жизнь «устаканится», наладится. И потом ты делаешь, пусть трудную, но очень интересную работу. Ты уже вкусил этот вкус свободы.

– Ни от кого не зависишь?!

– Почему не зависишь? Зависишь. Это ошибочное, ложное суждение. Ты зависишь от каждого заказчика. Раньше у тебя был один работодатель, один директор, а теперь их много и они меняются.

– Тогда в чём кроется этот особый вкус?

– Это вкус свободы внутри тебя. Ты испытаниями проверяешь себя на прочность. Отступить, сдаться, сродни тому, чтобы признаться самому себе в своей не компетентности. Сдаться. В геологии работа очень не предсказуема. Ты пока не пробуришь, не узнаешь, что там. Допустим, сел на гранитный камень и можешь думать, что ты через полчаса его пройдёшь, а в итоге сидишь неделю. Буровой инструмент дорогой, ты рассчитывал на одни суммы, а по факту у тебя выходят сильные расходы. Любая задержка сказывается. Однозначности нет. Факт непредсказуемости огромен. Лотерея. Повезёт – не повезёт.

– Но пора одиночества закончилась, у Вас появилась команда.

– Да, сначала я нашел одного человека в помощники, потом другого, так и пошло.

– При монополии понятно, ты на рынке услуг один. А вот, как сохранить конкурентоспособность в условиях олигополии?

– Некоторые компании снижают цены на свои услуги. Конечно, многие на это “клюют”, но ведь, если подумать, откуда берётся низкая цена?

– Экономя на затратах. Дешевые материалы, некомпетентная рабочая сила.

– Рабочая сила тут не причем. Незнание или намеренное несоблюдение технологий строительства скважин.

– Делая дело на скорую руку?

– Совершено правы. Что страдает в самую первую очередь – качество предоставляемых услуг. И получается, что людям надо объяснять прописные истины, которые они знают и без нас, но низкие цены так ласкают слух и радуют глаз, что здравый смысл уходит далеко не на второй план, а гораздо дальше.

– Скупой платит дважды.

– Иногда да. Съекономишь, а если не зацементируют затрубное пространство, вода всё время будет загрязнена, и тогда уже не ремонтировать, а переделывать всё нужно будет по новой. Хотя, опять же, есть и такие, кто говорят: “Да, мне без разницы! Главное, чтобы было!”. Сейчас ему, может быть и, без разницы, а потом со временем, он поймёт: “Не сэкономь я тогда, имел бы сейчас это и это преимущество!”. Качество нельзя снижать ни в коем случае не только в нашей сфере, в любой другой, без разницы где.

– Что делать в таких случаях? По-моему, мне кажется, это у нас в крови уже выработанный на подсознательном уровне рефлекс, как у собаки Павлова. Скидка! Акция! Заманчивое предложение! Значит, надо брать!

– Вы правы, Елена, но, если правильно обосновать, почему цена такая и за что человек заплатит, расписать каких проблем в будущем он может избежать, думаю, разум, здравый смысл одержит победу. Деньги для нас для всех играют большую роль, огромное значение и не хочется их дважды тратить на одно и тоже, когда можно приобрести товар, услугу чуть-чуть подороже, но зато качественную и ты спокоен.

– На рынке услуг, как вы себя позиционируете?

– Мы работаем по трём основным направлениям. Охрана среды. Полезные ископаемые. Водоснабжение.

– Расскажите немного поподробнее о каждой.

– В охране среды мы себя позиционируем девизом: “Вы занимайтесь тем, в чём Вы специалисты, выполняйте свою работу, а нам дайте заниматься тем, в чём мы специалисты. Эту работу мы проделаем с учётом ваших интересов, но в тоже время и с соблюдением законодательных правовых норм.  Мы делаем работу компаний возможной и если где-то появляются какие-то недочёты, то мы помогаем устранить их, дорабатывая детали.

– Вы помогаете решать проблемы, если они есть, именно, по Вашей части?

– Мы помогаем сделать документацию, чтобы предприятие могло работать. У нефти, у угля, у зерновых свой выброс в атмосферу.  Есть нормативы, где расписано, что и сколько нельзя превышать. Мы балансируем, стараясь учесть запросы клиента, с одной стороны и учитывая, все допустимо разрешенные стандарты, с другой. Находим пути решения, урегулируя работу клиента так, чтобы со стороны государства к нему не было претензий. Это то, что касается охраны среды. Полезные ископаемые. В основном дорожные компании заказывают данный вид услуг, те, у которых есть свои карьеры. Песчано-гравийные. Наша организация делает разведку месторождений, подсчитывает запасы, проходит процедуру утверждения запасов в государственной институции. После утверждения этих запасов мы начинаем заниматься проектом разработки месторождения. Мы составляем полную документацию. По водоснабжению. Это артезианские скважины и спицы. Спица – это скважина малого диаметра, делается на первый водоносный горизонт – в пески. Лиепая находится в прибрежной зоне, и скажем до улицы Ганибу песок нормальный, ближе к озеру, там уже спицу ставить лотерея. Пятьдесят на пятьдесят.

– Это интересной и полезной информация будет для дачников и владельцев домов в частном секторе. Расскажите по подробнее.

– Лето у нас бывает засушливым, дождей нет, а поливать нужно. И проще поставить спицу, сделать поливальное или автоматизированное поливальное устройство и пользоваться природной бесплатной водой, чем наматывать счётчик.

– И как это происходит?

– Мы ставим саму спицу, а сантехники потом уже делают свою работу.

– На даче колодец тоже можете поставить?

– Вы имеете в виду колодец из колец?

– Да.

– Нет, мы этого не делаем. Спицы, скважины – вот наш профиль.

– Марио, вот Вы сказали до улицы Ганибу спицу можно поставить. А в каких местах это ещё возможно осуществить?

– В Ечи можно, там пригодный для этого песок. В Шкеде, в 1-ом массиве  в основном илистый песок,  во 2-ом – песка нет.  Хотя, есть свои нюансы. Спица, она, чем хороша, по законодательству до 20-ти метров глубиной человеку не нужно оформлять никаких бумаг. Её установка законом разрешена, этой воды вполне хватает для собственных нужд. Цветы, урожай полить, может быть, помыть машину. Мы работаем с малогабаритной техникой, а это значит, что везде пролезем, пройдём, без нанесения урона общему ландшафту.

– Это большой плюс. Посадив своими руками клумбочки с цветами, облагородив, обустроив территорию, очень обидно, когда после ухода рабочих, видишь помятые, надломленные цветы.

– Мы уважаем свой труд и чтим труд наших клиентов. Я продолжу. Тосмарские огороды, земля там хорошо подходит для установки спиц.

– Употреблять в пищу такую воду нельзя?

– Исключено, это первый водоносный, незащищенный слой. Поверхностная вода. Один раз такую спицу установи и пользуйся в своё удовольствие. Никакая засуха цветам, помидорам, огурцам и прочим овощам, ягодам и фруктам не страшна.

– А скважина, для каких нужд устанавливается?

– А вот она то, как раз и даёт возможность человеку полный, неограниченный спектр возможностей. Воду из скважины можно не только употреблять в пищу, но и мыться, наполнять ею бассейн для детей.

– Да, заманчиво звучит. Так в целях экономии, наполняешь бассейн водой, и несколько дней в ней ребёнок купается.

– Да, а тут можно вечером воду слить и на утро наполнить бассейн новой чистой водой. Скважина устанавливается на глубину свыше 20-ти метров. И на неё-то как раз нужны документы, должно быть оформлено соответствующее  разрешение.

– Какова стоимость такой скважины? Хотя бы примерный ценовой диапазон.

– Примерно от 50 евро за метр плюс около полутора тысяч евро за оформление бумаг.

– Дороговато.

– Согласен, но опять же есть свои плюсы. Чистая собственная вода. В последствие совершенно бесплатный источник нормальной питьевой воды окупит затраты на его установление. Всегда можно поставить дополнительную защиту, в виде фильтра на воду и жить спокойно. Тем более, если это жилой, собственный дом. Опять же воду можно подогревать и циркулировать, отапливая площадь в холодный сезон.

– Звучит убедительно.

– Мы уже говорили сегодня об этом, большинство ищет дешевые варианты, не задумываясь о том, что рентабельным может стать, впоследствии, именно затратное приобретение.

– Гарантию даёте?

– Как положено, в Латвии по закону 2 года гарантии даётся. За всё время работы у нас был всего лишь один гарантийный случай в 2008-ом году. Пришлось трубы менять.

– Всего лишь один? Не лукавите?

– А зачем? Какой смысл? Лиепая город маленький. Можно сказать, в один магазин ходим, и при встрече голову вниз опускать нам не хочется.

– И последний вопрос. Марио, для Вас Лиепая это город…. Продолжите фразу.

– Любимый, спокойный, тихий, уютный городок. Хороший воздух, прекрасный пляж, сосновые леса. Липы. Ритм тут свой особенный, размеренный. Мои друзья из России часто приезжают в гости на отдых, так они наслаждаются и восхищаются Лиепаей. И знаете, такая гордость берёт. Я житель Лиепаи!

Теперь ИнфоЛиепая есть и в Телеграм! Подписывайтесь, и следите за актуальными новостями Латвии и Лиепаи на нашем канале Infoliepaja.lv

Shadow
Slider

Последние новости

0 0 оценка
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
0
Хотелось бы услышать ваши мысли, пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.