В доме лиепайчанки – несколько сотен котов

В доме лиепайчанки Анны Дубаневич живут несколько сотен котов. Но только четверо из них умеют мяукать и изредка это делают. Остальные коты — из дерева и металла, глины и стекла, бисера и фарфора, ткани и янтаря… Коллекционером Анна стала случайно, но теперь рассказывает о каждом из своих котиков так, что заслушаешься, сообщает программа Латвийского радио-4.

«Это кот-камергер, он приехал из Ирландии со мной, его можно использовать как подсвечник, если поставить здесь свечечку, а можно его использовать как подносик для визитных карточек. Поэтому он стоит у нас в прихожей…»

Кот-камергер одет в белые штанишки, бордовую домашнюю куртку и черные сапоги, на его подносе — небольшая свечка. Чуть выше — зеркало, с одной стороны пристроился кот-миротворец — черный толстопуз в позе летящего ангелочка держит подмышкой белую голубку. С другой стороны зеркала — вязаная кошечка в юбочке, она с улыбкой следит за всеми глазами-пуговками. Но если перевернуть ее лицом к стене, то окажется, что на затылке у нее другая мордочка, с закрытыми глазами. В кухне тоже множество котов — часы-тарелка с огромным котом, вышитый крестиком кошачий триптих, на подоконнике стоит милая парочка — кот-якут в малице и деревянная кошка.

 

«С карниза за нами наблюдает кот-ориентал, его сшила и подарила мне художница, которая изготавливала мне эти занавеси, она тоже любительница кошек, тоже имеет свою коллекцию кошек, и когда она мне сшила эти занавеси, она в придачу подарила мне в виде бонуса этого кота-ориентала. И он теперь взирает на всех сверху и охраняет наш дом», — рассказала Дубаневич.

Настоящее засилье котов — в гостиной: несколько этажерок плотно заставлены фигурками. Но сначала взгляд останавливается на фигурке крупного кота с добродушной улыбчивой мордой, который раскинулся пузиком вверх: «Это кот белорусский, который показывает, как хорошо в Белоруссии живется котам».

А началось все довольно давно и фактически случайно. Анна продемонстрировала родоначальника кошачьего собрания:

«Был 1993 год, первая персональная выставка Виктора Шелега — в галерее Ten. Я вошла и я, конечно, была совершенно в восторге от того, что там было представлено. Очень хотела себе что-то приобрести. Но там было только две темы, женские портреты и кошки… Видите, у меня только пейзажи, не хочу я, чтобы присутствовал чужой женский образ у нас в доме. И я остановилась на котах.

Вот этот мне очень понравился — такой вальяжный, такой… Во-первых, он голубой, синий кот, он очень спокойный, он очень философски взирает на всех, на всё окружающее. И вот он с 1993 года он в нашем доме. Ну, а живые коты появились только через 13 лет после этого».

У «родоначальника» есть близнец — деревянную фигурку синего котика Анна купила недавно в одном из антикварных магазинов только потому, что он потрясающе похож на «кота номер один». На вопрос, какой же из котов самый любимый, хозяйка коллекции ответила, что любит их всех, но всё же…

«Самый-самый, пожалуй, этот. Это кот в форме полусферы. Он вырезан из рога, и этого кота мне привез внук из Баку, где он был на Международной олимпиаде по химии, и где он получил бронзу. И для меня дорого втройне то, что он, несмотря на свою загруженность, он помнил обо мне, что он помнил о моей коллекции и привез мне этого котика, и то, что все-таки он из рога вырезан, он единственный в такой технике у меня выполнен».

Вообще же котов-иностранцев в коллекции много:

«Вот эта, допустим, кошка — из Праги, эта парочка — из Амстердама, этот котик лежащий — из Рима, этот из Стамбула. То есть они все из разных городов, а там, где мне не удается побывать, я прошу, чтоб мне привезли. И вот этот котик с зелеными глазами, который сидит на краешке полочки, он мне безумно нравится, его мне привезла коллега из Казахстана. У него крылышки есть тоже. Он сидит и видит себя птичкой, или бабочкой. Но он мечтает летать».

Круговорот котов в природе весьма интересен — одну из фигурок Анна купила в лиепайском антикварном магазине, куда кошка попала с аукциона в Англии. И только потом с обратной стороны фигурки обнаружился штамп «Гжель».

Кот-шкатулка был приобретен в Глазго, в музее собора Св. Мунго. Алебастровый кот с недовольно-презрительным выражением мордочки приехал с Родоса. Сверкающий кот из кристаллов Сваровски — подарок сына маме на юбилей. Парочка милых котов — подарок дочери родителям на юбилей свадьбы. Еще семейка — кошка с двумя котятами, детки устроились под животом у мамы. Котов-матрешек внук из Петербурга привез, есть и коты-колокольчики. Еще один белорусский котик — из шамотной глины, из которой кирпичи делают. Вот еще парочка, из Калининграда, тоже подарок внука — на кусочке янтаря лежит бронзовая кошечка и рядом мышка. Мышей Анна терпеть не может, но эту отковырнуть не получилось.

«Вот эта кошечка очень тяжелая, я даже еще не выяснила, из какого материала она изготовлена. Продавалась в магазине в паре с мышкой. Мне так понравилась эта кошка, я около нее ходила несколько дней, но не решалась купить из-за мышки. Эта кошка взирала на мышь! И я уговорила продавца, она разделила кошку с мышкой, сказала: «Хорошо, наверняка придет в магазин покупатель, который коллекционирует мышей». И я купила кошку отдельно, вот она мне досталась. Она смотрит вот на эту самую маленькую кошечку в нашей коллекции. Эта кошечка куплена тоже в Праге, в одной из мастерских, где из стекла изделия продавались. Это самая маленькая в нашей коллекции, она всего где-то сантиметр с небольшим», —коллекционер.

На той же полке, свесив лапы и хвост вниз, спит угольно-черный кот, сделанный из вулканического пепла. Его родина — Сицилия. А на полке напротив стоит дивная парочка, которая вызовет восторг у поклонников стим-панка. Кошка изготовлена из металлических деталей. Анна с мужем сначала на ярмарке в Вентспилсе приобрели такого же котенка, а через год разыскали автора и докупили кошку.

Есть кошка с перламутровой крошкой, расписная кошка-свеча, кот из папье-маше, кошка из венецианского стекла с острова Мурано, коллекционная кошка работы Томаса Хоффмана — в золотых сапожках, с короной и цветком на голове, в пасти зажата сигаретка с золотым мундштуком… Есть попроще — из шпагата, сена, драпа… Кот на картине Шелега долгие годы был единственным в доме, пока по настоянию сына в семье не появился живой кот — сиамец. Сейчас в квартире живут четыре кота-ориентала. С момента появления в доме первого живого мурлыки друзья, коллеги и родственники стали дарить изображения котов. Позже Анна с мужем и сами стали пополнять коллекцию, есть и принципы отбора:

«Стараемся из каждой поездки привезти. Мы довольно много ездим по Латвии, по Литве, выезжаем за рубеж.

Обязательно в каждом новом месте, где мы побывали, мы ищем кошку какую-то, и мы ищем какую-то картинку на стену, у нас в кабинете вся стена завешана изображениями мест, где мы были».

Сейчас в коллекции примерно две сотни котов. Но главное — не количество, а качество, необычные материалы, имя автора, стиль… В жизни коллекционера и хозяйки милейших ориенталов есть и другие кошки. Однажды Анна нашла на улице трехцветную кошку-потеряшку, отвезла ее в приют для животных Лиепайского кинологического общества “Dzīvnieku aizsardzības grupa” и с тех пор постоянно помогает приюту:

«У меня машина, что-то нужно привезти, что-то я могу купить для них, помогаю мероприятия организовывать… Вот сейчас муж обещал, что засыплет даже яму перед этим приютом, потому что там невозможно пройти из-за грязи. Мы помогаем всем, чем можем. Уже, наверное, лет пять…»

Источник: Lsm.lv Автор: Либа Меллер (Корреспондент Латвийского радио 4 в Лиепае)

Оставить комментарий

avatar
1009
  Подписаться  
Уведомление о

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.