Парусник “Либава”. Путевые заметки (часть 3)

Тысяча миль

3.Онега

Петрозаводский троллейбус, действительно, уникален. Кроме истошного воя двигателя в нём слышно каждую деталь, каждое стёклышко. Город вытянут вдоль озера, по мере отдаления от центра улицы асфальтированы очень условно, на каждой выбоине это чудо грохотало всё жалобней и я всерьёз стал опасаться, как бы нам не стать его последними пассажирами. Но минут через двадцать дружелюбные попутчики всполошились (“Где тут мужчины, которые боялись мимо “Варяга” проехать? На следующей вам…”) и знакомство с местным общественным транспортом – трамваи, надо сказать, не многим современнее – благополучно закончилось.

Дальше было не страшно: Коля на верфи уже был и дорогу знал. Нужно идти туда, где торчат над крышами краны и всякие мачты. Сначала будут явные руины, потом просто заброшенные здания, а как появятся в них стёкла – всё, вы на месте.

Двинулись прямиком к нашей красавице. Я-то был уверен, что она уже бьёт копытом и рвётся со швартовых в дальний поход, а тут… Кораблик наш, пусть спешно, но только достраивали. Нет, снаружи он был восхитителен, а вот внутри не было половины переборок, дверей, плафонов, чистовой обшивки – напрочь, да много чего недоставало… Верховодил суетой лично директор Паша. В его присутствии и пилы жужжали звонче, и молотки стучали чаще, но стоило руководителю отлучиться, как работа приобретала размеренный нордический характер. Постоянно что-то заканчивалось – то шурупы, то электричество. Предложил что-нибудь помочь-подержать – чуть не убили киянкой.     Дело шло к тому, что завтра мы никуда не уйдём. Ещё и Коля подлил масла в огонь, заявив с дальнего конца причала вроде как в никуда, но чтоб слышно было всем:

– Я на “этом” в море не пойду! И вас не пущу! Вы все халтурщики и авантюристы и… – тут он огляделся и понизил голос. – Директор ваш тоже авантюрист. А ты, Толян, просто псих!

Коля “Либавский”. Большой и добрый пессимист.

Ну наболело у парня, чего уж… Тут надо заметить, что Николай был приглашён в поход именно как специалист по безопасности на море, и вот на тебе, такие демарши. Уже через пару дней всем нам стало понятно, что скепсис и пессимизм у Коли в крови и обгадить, причём из самых благих намерений, он готов любое начинание и будет делать это не единожды. Но тогда, на третий день знакомства, ох как стало не по себе. У меня к тому времени морской опыт был скромный – где-то миль сто на ТБшке по Балтике, да и то большую часть в таком состоянии, когда Балтика эта самая – по колено, так что который раз нахлынули опасения, а не слишком ли увлекался я всякими жюльвернами. Толик потащил нас куда-то в дебри цехов хвастать шлюпкой. Та тоже явно не выглядела готовой.

– Прикиньте, ни фига себе, они тут каждой лодке имена дают! Такие прикольные…

Шкипер, ёлы-палы! У кого из нас диплом капитана на полтыщи брутто-тонн? Кому я давал почитать для общего развития “Морской словарь” Сулержицких? “Тузик” – это не имя! Это самая маленькая судовая шлюпка, туз, two’s boat.

Якорь. Красивый, как сейчас модно говорить – аутентичный. Но в ходу на “Либаве” обычный, адмиралтейский, с цепью и брашпилем. А у этого, кажется, Толик и трос давно сменял на что-то полезное.

Я, пожалуй, перескочу в рассказе на двое суток. За это время подтянулась остальная команда. Директору Паше юлить было некуда, он признал, что в срок верфь не укладывается, но мастерски (не был Молоканов ещё матёрым судовладельцем, не обладал командирским рыком, вот и стушевался) поставил дело так, что ни о каких штрафных санкциях речи быть не может, все мы ему, директору, ещё и должны и лишь природная онежская доброта заставляет его поклясться, что “в четверг вы стопроцентно отсюда уйдёте”. Ну да. Мы и ушли в четверг. В двадцать три пятьдесят шесть по московскому времени.

В качестве компенсации команде было предложено переночевать на лесном кордоне на Сям-озере. За свой, правда, счёт. Судя по рассказам и фотографиям, место это неописуемо волшебное, но далеко не бюджетное. Так уж вышло, что наши с Колей кошельки не потянули тогда лишнего приключения, сняли мы с ним за тысячу рублей квартирку с видом на памятник Ленину и воссоединились с командой как раз в тот самый четверг, когда “Либава” должна была быть готова к выходу.

На Сям-озере таки было весело. Бог с ней с сауной-рыбалкой, а зверьё жалко, что пропустил.

Я упоминал клайпедскую “Арку”. Она уходила отсюда так же – чёрт с ними, с недоделками. Но её капитан, абсолютный авантюрист, как сэр Френсис Чичестер, шёл один. С ним не было привередливых пассажиров. А наши тем временем съездили в супермаркет за провиантом, переход-то предстоял неблизкий. Когда на причал выгрузили коробки с водкой, мне опять стало немного не по себе, но корабелы, наконец прониклись уважением – параллели с “Особенностями национальной рыбалки” прослеживались очень уж явственно.

Затарились. Хватит до Таллина. Там заштормит и будет не до того.

Газовая плита на камбузе – очень хитрое устройство. Мы все прибежали на неё смотреть: она висит на двух карданных подвесах и не реагирует на качку. А если и набежит волна покруче, то кастрюлям-сковородкам всё одно деться некуда – вокруг ограждение из нержавейки. Очень хорошо, что Молоканов захотел продемонстрировать, как она работает, ещё не отшвартовавшись. А то бы мы только посреди Онежского озера обнаружили, что газовый баллон на нашей яхте пуст. Заменили. Но осадок, как говорится, остался и Толик стал проверять всё остальное. Воды на борту тоже не оказалось, но кораблестроители хором затараторили, что так и задумано. “Вода в Петрозаводске – говно, сплошной кальций. Вы отойдите в Онегу подальше и наберите забортной – чистая, как слеза младенца, даже круизные лайнеры там берут!” Так и сделали. Подтверждаю – чистейшая! Только стало ясно, почему не дали опробовать систему на заводе: монтировали её впопыхах, одновременно со столярными работами, работать она отказалась через полчаса и только Ваве с Толиком известно, сколько опилок они выудили оттуда, разобрав и продув каждую трубку.

Четверг шёл на убыль. Осенью на севере темнеет рано. Первым делом отказалcя запускаться NavySailor – это такой навигатор, но на морской манер – на капитанском ноутбуке. Спустя полчаса – опаньки! – выяснилось, что и топлива у нас всего ничего. А где сказано, ребята, что мы должны выпустить вас с полными танками? С компьютером разобрались по-простецки – отзвонились в Лиепаю, подняли с постели народного умельца, ставившего туда пиратский софт, и он битых полчаса руководил лечением. Как сейчас принято говорить, работал удалённо. Толику LMT потом прислал стопятидесятилатовый счёт, но это всяко лучше, чем уходить в ночь без карт.

С соляркой оказалось сложней. Среди зевак отыскался мужик с потрёпанным бусиком, который согласился загрузить в салон двухсотлитровую бочку, километров пять мы тряслись до ближайшей заправки, заполняли её доверху, везли обратно, переливали в канистры, волокли на “Либаву”… Заливные горловины у нас прямо на палубе, палуба из девственной сосны – заметь Толик, что мы пролили хоть каплю, утопил бы на месте. Full tank – полный бак – это у нас восемьсот литров, так участвовавшие в прямом смысле нахлебались вдоволь.

Заправка. На морском языке – бункеровка. Вот так, через рот – 800 литров. С Колей потом рядом курить побаивались.

Всё. Концы отдали, подобрали на борт. Корабельщики заметили, что забыли на леерной стойке бухту кабеля, метров пятьдесят, орут. Фигвам, ребята, пусть это будет заказчику бонус за нервы. Нам бы из затона выйти. Брёвна всякие торчат из воды тут и там. Их и днём-то не видно. Фонарей на борту два. Оба у парней на корме – назад у “Либавы” обзорности никакой, да и вперёд в полночь-то – глаз выколи, вперёд на носу телефонами подсвечивают. Толик крутится на штурвале, как обезьяна, ему ещё надо вспомнить, как тут днём всё выглядело и не запутаться в криках:

– Шесть сзади! Пять! Спереди три! Четыре сзади! Три! Толян, метр сзади! Правый борт – метр, кранец дайте мне!

И неспешное капитанское:

– Так, народ! Все держатся за что-нибудь и ждут. Полминуты ничего – значит, вышли. Вышли… Идите по рюмашке, дамы и господа. Я в каюту…

Первую вахту я всё-таки увековечил: Вилнис, тогдашний компаньон Толика и совладелец “Либавы”.

Ранее: Тысяча миль.1. Пролог.

Тысяча миль.2. Дорога.

Автор: Игорь Бобров

comments powered by HyperComments