Ураган 1967 года – воспоминания очевидцев (фото)

Ровно 50 лет назад на побережье Балтийского моря в районе Лиепаи и Вентспилса обрушился мощнейший с начала истории наблюдений ураган. Сила порывов ветра достигала 48 метров в секунду. Шторм валил деревья и столбы, обрывал провода, в мгновенье ока расправлялся с крышами домов, как с крышками консервных банок. Вода в море поднялась так высоко, как, по прогнозам синоптиков, это возможно всего лишь один раз в 800 — 1000 лет.

О том, что происходило в Лиепае, Вентспилсе и на остальной территории тогда еще Латвийской ССР 18 октября 1967 года, порталу Delfi рассказали свидетели тех событий, а также глава гидрометеорологического отдела Латвийского центра окружающей среды, геологии и метеорологии (ЛЦОСГМ) Лаура Круминя.

фото: lsm.lv

“Прошло столько лет, но я навсегда запомню ту ночь, — делится воспоминаниями лиепайчанка Аустра Фрейнхолде. — Мы проснулись под утро от страшного грохота. Знаете, я пережила ребенком войну и хорошо знаю, что такое взрывы снарядов. Так вот, было такое ощущение, что я слышу мощные разрывы.

Я тогда жила в районе Приморского парка, наши окна выходили как раз в сторону моря. За занавесками я увидела, как мне тогда показалось, зарево. Подбежала к окну и поняла, что это гроза. Молнии били одна за другой, все это сопровождалось таким ветром, что рамы уже даже не скрипели, а как будто выли”.

“Мы с мужем схватили одеяла, чемоданы, какие-то скатерти и стали укреплять окна, — вспоминает Аустра. — Как раз в это время зазвонил будильник. Муж завел его с вечера, чтобы успеть на работу. Значит, это около 7 утра было. И тут — раз! И пропадает свет. Выбегаем в коридор, а там уже соседи перепуганные. Помню, как старшая по дому просила соблюдать порядок и не паниковать. Но где там? Вы не представляете, как это жутко, когда ты видишь, как огромное дерево гнется под порывами ветра настолько, что за пару минут перед твоими глазами маячат его корневища”.

“Это сейчас у всех телефоны, а у нас на весь дом ни одного не оказалось. Вот сидишь и думаешь: как там мама, которая возле озера живет? Не сорвало ли крышу в ее доме, не напугало ли до смерти? Да и работу никто не отменял. Мужа, как сейчас помню, почти сносило ветром, но пошел пешком от парка до своего объекта где-то в районе улицы Круму. Ночь и утро 18 октября 1967 года можно считать самыми страшными днями в моей жизни после войны”.

“Мне было всего 9 лет, но я очень хорошо помню тот ураган. Мы жили в коммунальной квартире на проспекте Курмаяс, совсем рядом с морем. Тогда это была улица Падомью. Помню, как все были напуганы. Было ощущение, что все жильцы нашей коммуналки держат оборону от какого-то ужасного чудовища, которое пытаются ворваться в квартиру. Мой отец в спешке заколачивал окна, а мама с соседями затыкали подушками и одеялами выбитые стекла. Было очень страшно. Когда все закончилась и мы стали выходить на улицу, я просто не узнала свой двор. Кругом валялись огромные ветки и поваленные деревья, куски крыши, а вдоль стены дома груда битых оконных стекол и выломанные рамы”, — рассказывает 59-летняя Елена.

“Мы с семьей жили на улице Остас. Помню, что всю ночь стоял страшный гул. Ветер шумел в трубах, слышен был грохот дрожащей на ветру жестяной крыши. Было ощущение, что жесть вот-вот сорвет, но наша крыша выдержала. Утром мы вышли на улицу — везде валялись ветки, куски шифера, жести, было много поваленных деревьев. Я тогда работал сварщиком, часто приходилось ездить по Лиепайскому району. Местами ураган повалил лес в таком количестве, что еще несколько лет его помогали убирать рабочие из Молдавии и других республик СССР”, — вспоминает 77-летний Алексей.

фото: lsm.lv

Таких историй при подготовке материала мы услышали много. Конечно, можно предположить, что люди склонны преувеличивать, а с годами многие события обрастают несуществующими подробностями и гиперболизируются, однако в данном случае очевидцы не придумывают: шторм был очень сильным. Красноречивым напоминанием о той безумной ночи служит Приморский парк, до сих пор хранящий следы урагана: шквальный и порывистый ветер сломал десятки деревьев, еще десятки остались расти под приличным углом.

“Да, судя по архивным записям, подобного шторма в Латвии еще не бывало, — говорит начальник отдела гидрометеорологических прогнозов ЛЦОСГМ Лаура Круминя. — После 1967 года в Латвии бывали мощные шторма: в 1969, 1986, 2005 годах. Но именно такого мощного с момента истории метеонаблюдений еще ни разу”.

Мы находимся в святая святых латвийских синоптиков и метеорологов: все компьютеризировано, за ежесекундными изменениями в погоде следят спутники, а информация отражается на огромных мониторах с максимальной точностью. В 1967 году такой роскоши не было да и вряд ли о таком прогрессе могли тогда мечтать. Перед нами огромная архивная папка размером с детский столик. Это карты, на которых раз в три часа вручную отмечались изменения погоды. Карта была разделена на две части, за северную и южную части отвечали два человека, вносящие изменения. Затем эту карту склеивали.

“Сегодня даже трудно себе представить, как люди работали в таких условиях и давали прогнозы. Но, как видите, обновление шло раз в три часа. И вот, что мы видим на картах, например, за 03.00 в ночь на 18 октября. Мощный циклон со стороны Великобритании стал резко смещаться на восток. В его ложбине в районе Дании образовался новый циклон, который стал активно углубляться в Балтийское море. К 06.00 он достиг Лиепаи и Вентспилса. Это сопровождалось неустойчивой погодой и сильнейшим штормовым ветром.

Если присмотреться к карте, то мы заметим, что с севера Скандинавии начал распространятся и холодный воздух, который затем за сутки охватил большую часть Латвии. Местами очень похолодало. На карте красным цветом отмечен наибольший разгул стихии. Сила порывов ветра в районе Лиепаи достигала 48 метров в секунду, а в Вентспилсе — до 33 метров секунду!

Кстати, в ту ночь шторм обрушился и на другие районы Латвии: в Даугавпилсе и Резекне сила ветра составила 28 метров в секунду, в Яунгулбене — до 34 метров в секунду, в Бауске — 40 метров в секунду, в Скулте — 34 метра в секунду. Штормило тогда и в Риге, но тут было немного тише: всего 25 метров в секунду”, — рассказывает Лаура Круминя.

Мы листаем пожелтевшие страницы журналов наблюдений и предполагаемых прогнозов. То, что шторм окажется настолько мощным и разрушительным, еще накануне не мог предсказать никто. Судя по прогнозу дежурного синоптика и двух обычных синоптиков, 18 октября ожидалась облачная погода, временами дождь. Ночью южный ветер с ходом днем к западному и северо-западному. Причем порывы не должны были превышать 7-11 метров секунду.

“Разумеется, прогнозы корректируются. Ночью синоптики успели за несколько часов распространить объявление об урагане и предупредить все ответственные службы об усилении ветра. В обновленной в оперативном режиме метеосводке было указано, что в прибрежных районах Балтийского моря ветер усилился до 25-30 метров в секунду. И прогноз на 19 октября, как видите, тоже был подкорректирован: ожидался сильный северо-западный и очень сильный северный ветер до 12-18 метров в секунду, а также шторм с порывами до 18-25 метров в секунду”, — указывает синоптик.

“Я приехала в Лиепаю в начала 60-х годов и работала нянечкой в яслях на улице Суворова (ныне — улица Ганибу). У нас в Белоруссии было такое выражение: Рябиновая ночь. Дедушки с бабушками рассказывали, что это такая ночь, когда вся нечистая сила собирается, а сопровождается она грозой, громом, ветром и проливными дождями. Никто в эти сказки не верил, конечно. Да и бывала такая ночь, как помню, вроде летом. Но тогда я подумала, что дедушка именно о такой Рябиновой ночи нам в детстве рассказывал.

Проснулась я очень рано. Гром грохочет, молнии бьют, ветер такой страшный, что валит с ног. Столбы попадали, деревья погнуло. Наш сарай — а мы жили тогда на улице Узаварас — раскидало на щепки. Страшно было и за детей, и за себя. Море подошло так близко, что затопило дюны. Нет, больше такого на своем веку я не помню”, — говорит лиепайчанка Валентина Матвеева.

фото: lsm.lv

Ветер и правда был в ту ночь аномальным. В Вентспилсе две метеостанции фиксировали рекорды, начиная с 01.27 ночи и до 07.23 утра. В Лиепае шторм все разрушал на своем пути около семи часов подряд.

“Ветер набирал силу несколько часов и буквально обрушился на Латвию. В Бауске, как я уже говорила, порывы также составили 40 метров в секунду. По прогнозам, сделанным синоптиками в 1967 году, ветер такой силы возможен в тех краях раз в 30 лет. В Приекуле, например, где порывы составили 25 метров в секунду, повторение ситуации спрогнозировали также с вероятностью один раз в 30 лет”, — поясняет метеоролог Лаура Круминя.

Сильный ветер привел также к затоплению огромных территорий, а кое-где закончился наводнением. Уровень воды в Балтийском море в ту ночь стал повышаться не только в районе Лиепаи (174 см) и Вентспилса (148 см). У побережья он повысился до 71 см, у Кронштадта — до 103 см, у Светлогорска — до 103 см. При входе в Финский залив вода поднялась на 148 см, на столько же и в районе Моонзундского архипелага. Критической отметки вода достигла в районе Ленинграда: утром 18 октября у Горного института синоптики констатировали повышение уровня Невы до 233 см.

“При этом в бухтах, которые не являются открытыми для западных ветров, уровень воды в ту ночь был существенно ниже. Так было, например, в Таллине. Да и уровень воды не везде был одинаковым, это объясняется тем, что не везде ветер был одинаковой силы и не везде дул в одном и том же направлении”, — говорит Круминя.

“Очень страшная ночь была. Ветер завывал, окна выбивало, крыши срывало по всему городу. Людей сдувало в прямом смысле слова. Утром на город было страшно смотреть. Такая разруха… Тогда я на Лиепайском рыбзаводе работала. Вода поднялась, причалы затопило. А мы все равно все пришли работать”, — рассказывает Каролина Дацук.

“Наверное, кто в Лиепае живет, все ту ночь помнят. Мы жили тогда на улице Шкедес, а утром мужа вызвали на службу в Военный городок. Пока они с матросом переходили Воздушный мост, их чуть не снесло. Приходилось держаться за перила и пригибаться почти к земле. Помню, как разнесло сараи в районе улиц Круму и Стразду. Везде доски валялись. А сколько деревьев повалило тогда! В Военном городке во время урагана погиб один мужчина.

В сторону Гробини есть местечко Паплака. Там в одном месте почти весь лес повалило. Помню, как потом три года подряд на разборы этого бурелома людей привозили. Да и море тогда в Лиепае близко подошло. Страшно вспоминать”, — делится воспоминаниями Нина Дмитриева.

“В ночь на 18 октября высокий нагон воды наблюдался на линии Клайпеда — Лиепая — Павилоста. Пик возле Вентспилса пришелся, судя по документам, на 03.20. Возле Лиепаи — на 05.20. В это время юго-западный ветер достиг уровня 10-11 баллов, а в ряде районов до 12-13 баллов.

В Вентспилсе история метеонаблюдений ведется с 1886 года, а в ночь на 18 октября нагон воды в море составил 148 см. По прогнозам синоптиков, такое возможно раз в 200 лет. С Лиепаей ситуация еще уникальней: там наблюдения за погодой велись с 1891 года. 18 октября вода в море в районе города поднялась на 58 см, достигнув отметки 174 см. Повторяемость такого уровня вероятна раз в 800-1000 лет. Так что у нас есть все шансы больше никогда не стать свидетелями подобных природных катаклизмов. Хотя, как показывает практика, климат стремительно меняется”, — резюмировала Лаура Круминя.

Последствия урагана и сейчас можно наблюдать в Приморском парке:

 

Текст подготовлен при содействии портала “InfoLiepala.lv”, Лиепайского музея и Латвийского центра окружающей среды, геологии и метеорологии.

Автор: Rus.delfi.lv.

comments powered by HyperComments