В Латвии пропадают десятки детей – находят не всех

После ужасной трагедии – гибели маленького Вани, затронувшей души каждого жителя нашего города, многие стали чаще обращать внимание на бродящих одиноко детей, более внимательно вчитываться в статьи о пропавших людях и для многих стало удивлением, а для кого-то настоящим шоком – насколько пугающе велико количество пропадающих ежедневно людей… Ниже приведена статья издания Vesti.lv где обобщены эти страшные цифры, а также некоторые мнения людей, непосредственно занимающихся поиском пропавших.

Лиепайский Ваня — далеко не единственный ребенок, исчезнувший на просторах нашей родины. Но тело Вани хотя бы нашли…

Страшная трагедия буквально всколыхнула всю Латвию: маленький лиепайский мальчик ушел из дома и не вернулся. Оказалось, пятилетний Ваня Берладин самостоятельно отправился в религиозный центр «за печеньками», в итоге перепутал автобусы, заблудился и оказался в лесной чаще в двадцати километрах от дома. Нашли ребенка только 10 дней спустя в лесу поселка Дубени, уже бездыханным…

История маленького Ивана подняла всю Лиепаю и ближайшие окрестности, более 4000 человек приезжали искать пропавшего мальчика. Полиция, спасатели, военные, земессарги, добровольцы… Равнодушным, пожалуй, не остался никто. Чужих детей, как мы все снова убедились, не бывает.

Объединяющее горе

Почему люди так активно подключились к поискам Вани? Александр Фаминский,  руководитель добровольческой организации Bezvests.lv, которая вместе с полицией руководила поисками, такую небывалую активность людей объясняет так:

«Ребенок пропал в городской черте, поэтому у стольких жителей Лиепаи была реальная возможность просто выйти из своих домов, дойти до дома Вани Берладина на Павилостас, 1, и начать искать. В этом были свои плюсы и минусы: многие люди были не способны оценить риски — приходили искать мальчика в шлепанцах, шортах и босоножках, с малолетними детьми на плечах. Таких «поисковиков» мы просто не могли включить в отряды и отправлять в катакомбы и болотистые леса, особенно в ночное время. Это было просто опасно. Просили переодеться, оставить детей под присмотром и только тогда возвращаться».

Руководитель Лиепайского участка криминальной полиции Угис Ава в какой–то момент сообщил собравшимся добровольцам, что готов объявить в розыск еще одного ребенка — 10–летнего мальчика, который тоже искал маленького Ваню и сам пропал из поля зрения своих родителей. К счастью, пацан быстро нашелся, но если бы его тоже пришлось искать, поиски бы серьезно затруднило то, что мальчик говорит только на испанском языке, не владея ни латышским, ни русским.

«Поиски пятилетнего Вани зацепили всех еще и потому, что мальчика искали больше недели»— говорит доброволец Bezvests.lv Гита Балтуша.  Каждая семья с замиранием сердца ждала новостей — нашли или нет? В первый день и ночь поисков, когда мы вели отряд добровольцев по лесу, я спрашивала у многих людей из Вентспилса, Валмиеры, Елгавы: почему вы решили приехать? Вы знакомы с семьей мальчика? И мне отвечали коротко и емко: «Я тоже мама!» или «Просто я — отец».

По словам Фаминского, впервые подключилось столько людей — 4000 — это неслыханно! Когда в прошлом году добровольцы вместе с земессаргами искали в Саулкрасты трехлетнего Рудольфа, приехало около тысячи волонтеров. Тогда поисковые группы состояли из 50 человек, сейчас численность групп достигала двухсот человек.

Ни жив ни мёртв

Многие из тех, кто раньше просто не обращал внимания на «негативные» сообщения в прессе, ужаснулись — оказывается, пятилетний Ванечка далеко не один. Сколько детей пропадает в нашей стране!

На сайте госполиции и портала общественной организации Bezvests.lv в розыске несколько десятков пропавших людей — и взрослые, и дети. К сожалению, многих годами не удается найти — ни живыми, ни мертвыми. По статистике госполиции, ежегодно в стране пропадает от 800 до 1000 человек, половина из них — дети (!). Находят больше половины пропавших. Но несколько десятков каждый год остаются ненайденными. И хотя в отделе по розыску и раскрытию убийств Криминального управления госполиции говорят, что людей не стало пропадать больше, число пропавших остается на прежнем уровне, все же в прошлом, 2016 году, отмечен самый высокий за последние шесть лет  показатель — в Латвии пропало более 900 человек.

«С детьми сложнее: те, кто бродяжничает, регулярно сбегает из дома, интернатов или детских домов, попадают в статистику регулярно — при каждом очередном побеге. Поэтому статистика не совсем точна. Но тенденция такова, что чаще пропадают и длительное время находятся в розыске дети из группы риска — из неблагополучных семей, сироты из «отказников» — социальных центров опеки, интернатов и других казенных домов. Чаще всего это подростки 14–16 лет», — говорит представитель пресс–центра госполиции Гита Гжибовска.

Если сравнить тенденции за последние годы, по данным госполиции, только за шесть месяцев 2017 года пропал 91 ребенок. 71 из них удалось найти, а 20 несовершеннолетних до сих пор числятся в розыске.

В прошлом году картина за полгода была гораздо драматичнее: пропало 136 детей, найти удалось 118, а 16 так и остались в розыске. В 2015 году в первые шесть месяцев пропало еще больше детей — 154. 128 было найдено, 24 — нет.

Пропадают, конечно, дети и из вполне благополучных семей. К счастью, в таких случаях родители чаще бьют тревогу в первые же часы — сообщают и в полицию, и добровольцам. А не через сутки, как случилось с лиепайским Ваней. И в итоге пропавшего ребенка удается найти сравнительно быстро — за несколько часов, как это было с трехлетним Рудольфом в Саулкрасты (найден в полдень следующего дня) и 2–летним Хуго в Абрагциемсе (найден наутро в 6.15).

«История с маленьким Ваней из Лиепаи трагична, но тело малыша все же было найдено и предано земле. А ведь есть дети, которых так и не нашли до сих пор — ни живыми, ни мертвыми. Страшно представить, что чувствуют их родители, как живут», — говорит руководитель Bezvests.lv Александр Фаминский.

Историю зверски убитой школьницы — 16–летней Ольги Козловой — Александр пропустил через себя. После того как он увидел, что трагически погибшую девушку ищут в огромном Яунциемском лесу только полиция, родители и их знакомые, Фаминский решил основать поисковую организацию. Идею горячо поддержали единомышленники. Поначалу это было 10 человек, а теперь, на восьмой год работы, организация насчитывает 150 постоянных надежных добровольцев.

 Трагический финал

Этой зимой в Латвии искали 14–летнего мальчика в Бауском районе — с привлечением земессаргов, полиции, добровольцев. К сожалению, найти школьника живым не удалось: мальчик после вечеринки с друзьями замерз в лесу в двух километрах от дома. Возвращался один и просто не дошел.

Еще одна трагическая история случилась в Лиепае. Подростки баловались наркотиками, в итоге один из детей был безжалостно сожжен своими сверстниками. Обугленное тело подростка случайно нашли прохожие, гуляя с собакой. Суд вынес приговор виновным — 12 лет лишения свободы.

Были и случаи самоубийств. 19–летняя молодая мама из Айзкраукле от безысходности решила свести счеты с жизнью. Поиски результатов не дали. Девушку нашли случайно, уже весной — во время вырубки в густом лесу.

 Их продолжают искать!

16–летняя Лаура Страздиня пропала без вести в поселке Плесы 14 сентября 2005 года. Просто не вернулась домой из школы в Айзкраукльском крае. До сих пор не найдена, найти ее не удалось никому — ни полиции, ни добровольцам. При себе у девочки был рюкзак с красными полосками. Неоднократно просили отозваться водителей, которые могли видеть девочку на шоссе Рига — Даугавпилс на отрезке от Скривери до Кокнесе. Но никто так и не отозвался, поиски результатов не дали. Прошло уже 12 лет.

По латвийским законам пропавших детей и взрослых ищут 10 лет, если за это время найти не удается, дело закрывают — даже если не найдено тело, человек юридически считается умершим. Людей старше 70 лет ищут только пять лет.

comments powered by HyperComments

Спасибо!

Теперь редакторы в курсе.